школа

Знаете, сколько среднестатистические шведские родители заплатили в октябре за школьные обеды своих детей? Ноль крон. Столько же они передал в начале учебного года председателю родительского комитета на ремонт класса и отжалели в прошлой четверти на цветные мелки условной математичке Оливии Андерсовне. При этом окна из школьных кабинетов не вываливаются, крыша спортзала не протекает, а в столовой накрывают обед из мясных и вегетарианских блюд. Как работает «вообще бесплатная» шведская система образования, TUT.BY узнал в Стокгольме.

Школа Талид находится в иммигрантском муниципалитете Ботчюрка к югу от Стокгольма. С улицы учебное заведение напоминает полярную исследовательскую станцию. Это не одно здание с множеством классов, а мини-городок, объединивший несколько продолговатых одноэтажных домиков. Будто кто-то взял типовую школьную трехэтажку, поделил на равные части и разбросал по газону автономными модулями.

В одном из них на урок шведского собрались шестиклассники. Классная комната от белорусской отличается разве, что отсутствием «орднунга». Вместо трех ровных рядов двухместных парт, по комнате хаотично расставлены несколько больших столов, вокруг которых сидят дети: кто спиной к доске, кто боком, кто в пол-оборота. Дети гостям рады.

— А вы откуда?

— Из Беларуси.

— А где это?

— Тут, — тыкаем в родное оранжевое пятнышко на политической карте.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Когда детский энтузиазм выветрился, учитель Евгения Горелик объяснила домашнее задание. Ученикам дали список из 15 статей расходов государственного бюджета Швеции и попросили придумать, откуда бы они забрали деньги и на какие цели их направили бы. Свой выбор нужно письменно обосновать и подумать, какие будут последствия.

Откуда шестиклассники знают про госбюджет? Они его только что прошли на уроке обществоведения.

— Мы стараемся работать интегрировано по всем предметам. Потом я буду работать вместе с учителем по рисованию. Мы будем проходить метафоры и поговорки, а дети на уроке рисования будут готовить проект на эту же тему, — рассказала Евгения.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— А они не слишком маленькие для задания по госбюджету?

— Вот у меня ребенок из другого класса прислал работу, — отвечает собеседница, достает телефон, открывает документ и цитирует готовую домашку:

«Мне кажется, что нужно взять деньги от миграции потому, что очень важно, чтобы все приезжие начинали работать как можно быстрее вместо того, чтобы сидеть дома и просто получать деньги. Эти деньги нужно отдать на образование, чтобы у всех детей, например, был собственный компьютер. Те иностранцы, которые не знают шведского языка, должны ходить в школу и учить шведский, а потом сразу идти работать. Иначе это несправедливо по отношению к тем, кто уже работает и зарабатывает деньги. А некоторые не работают и все-равно получают деньги».

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

После занятия дети убежали в соседнее здание столовой. Питание в шведской школе бесплатное для всех учеников. Раз в год на бесплатный обед может зайти и родитель. Как правило, на выбор дается несколько блюд, чтобы учесть гастрономические предпочтения каждого ребенка. Есть даже свое меню для вегетарианцев и мусульман. В день нашего визита в школе Талид подавали мясные котлеты, рыбу в сливочном соусе с помидорами черри, рис и что-то похожее на плов из перловки. Рядом со столом выдачи стоял салат-бар с нарезанной капустой, помидорами, горошком, огурцами и вареными бобами. Из напитков на выбор компот или молоко.

Нагрузив тарелки еды, дети разбрелись по столам. Кто-то сел с одноклассниками, кто-то подсел к учителям. В шведской школе дистанция между преподавателем и учеником минимальная. Здесь приветствуется свободный стиль общения. Учитель — это не только наставник, но и друг. У каждого педагога есть свои воспитанники, для которых они выступают в роли ментора.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Шестиклассник Эрем Мюса. Он родился в Швеции, а его родители переехали в Швецию из Африки. Любимые предметы: математика, шведский язык. Любит видеоигры.
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Шестиклассница Кюбра любит математику и английский. Английский язык начала учить сама, когда ей было 10 лет. Когда вырастет, Кюбра хочет стать исследователем морей и океанов.
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Шестиклассник Саркиз любит заниматься английским языком и математикой. Английский он начал учить в школе, а дома закрепляет знания за просмотром игровых видеороликов в YouTube и стримов на Twitch. В свободное время играет по интернету в видеоигры. На домашку он тратит ежедневно полтора часа свободного времени. Когда вырастет, Саркиз хочет стать геймером.
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Эту девочку зовут Малайке. Ее любимый школьный предмет — шведский. Каждый вечер Малайке тратит по два часа на домашнее задание. Говорит, что она перфекционист. Чтобы в «домашке» не было ни одной ошибки, Малайке просит проверять уроки маму, папу или старшую сестру.

— У учителей раз в неделю есть менторский час. Ко мне приходят ученики, которые за мной закреплены. Мы с ними обсуждаем планы на неделю, какие-то насущные проблемы.

— А родителей в школу часто вызываете?

— Здесь есть встречи учителя с родителями. Я их периодически приглашаю, чтобы вместе с ребенком индивидуально обсудить его успехи.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

В школе есть открытая футбольная площадка, спортивный зал, библиотека с богатым выборов книг: от Карлсона до детского иллюстрированного пособия: «Все, что вы хотели бы знать о месячных». Рядом с библиотекой располагается здание с кабинетами для трудов. Как пояснила Евгения, в Швеции нет уроков трудового воспитания отдельно для мальчиков и для девочек. Класс просто делится на две группы, каждая из которых по очереди учится орудовать и спицами, и рубанком.

В столярном цеху нас встретила учительница трудов.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Сейчас мы работаем над этим, — женщина взяла с пола деревянную табуретку.

Стульчик, выполненный руками шестиклассника, выглядит крафтово: кривые до блеска отшлифованные ножки венчает неровный деревянный блин. Над таким проектом девочки и мальчики работают несколько занятий, оттачивая умение обращаться с пилой, лобзиком, молотком и шлифбумагой.

«Мы по закону не можем брать с родителей деньги»

Шведские школы финансируются в основном за счет муниципальных налогов, сообщила директор школы Ева Удо. Муниципалитетам, у которых не хватает бюджетных средств на образование, выделяются дотации.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Размер финансирования у школ разный. Как правило, школы в больших городах получают много денег. А наша школа, которая находится на окраине Стокгольма, — не очень, — отметила собеседница.

— А родители могут давать деньги школе?

— Нет. Ни одной кроны. Это запрещено. Школа должна быть равной для всех. Мы по закону не можем брать с родителей деньги, — резюмировала Ева Удо.

Размер финансирования рассчитывается на каждого студента и зависит от муниципалитета, ступени образования, выбранной специальности и других факторов. Главное правило одно: чем больше в школе учеников, тем больше средств она получит.

Шведское национальное агентство по образованию в 2018 году составило рекомендованные размеры оплаты за одного ученика независимым учреждениям образования старшей ступени. Таблица разбита по направлениям обучения.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Например, за одного ученика гуманитарного профиля в 2018 году предлагают выделять не меньше 84 600 крон (8126 евро) в год. С обедами выходит на 500 евро больше.

Поэтому конкуренция между учебными заведениями высокая. Настолько, что некоторые школы дарят своим ученикам при поступлении планшеты или отдают в бесплатную аренду ноутбуки.

— Школы стали активно себя рекламировать. Каждый год в Стокгольме проходит большая школьная ярмарка и каждая школа возле своей палатки раздает красивые брошюры прохожим. Получается школьник — это клиент, которого пытаются заманить в определенное учебное заведение, — рассказал TUT.BY директор по образованию Шведского национального агентства по образованию Ханс Альмгрен.

Конкурс: три человека на место

Школа Талид относится к младшей средней ступени образования. Здесь учатся до 6 класса, а затем ученики переходят в обычную среднюю школу, где им предстоит провести еще три года.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

После девяти классов у шведского подростка есть два пути. Подать документы в гимназию, которая готовит к поступлению в вуз, либо получить рабочую специальность в профессионально-техническом учебном заведении. Обучение в гимназии длится три года: с 16 до 18 лет. Большинство все-таки выбирают вариант с перспективой поступления в университет. При этом абитуриенты могут подать документы в любую гимназию, независимо от формы собственности, престижа или места прописки. Успешность поступления зависит только от балла аттестата.

Сёдра Латин одна из самых престижных гимназий Стокгольма. Учебное заведение находится в районе Сёдермальм, в центре шведской столицы. Окруженное кованым забором трехэтажное здание терракотового цвета, неприступным замком восседает на холме посреди исторической застройки. В свое время ее стены покинул известный шведский поэт, лауреат Нобелевской премии по литературе Тумас Транстрёмер.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Учебное заведение с творческо-гуманитарным уклоном каждый год набирает около 480 человек. В общей сложности здесь обучается около 1100 учащихся, которых называют уже не школьниками, а студентами. Это вторая по популярности гимназия в Стокгольме. Конкурс на специальности изобразительное искусство, театр и танцы составляет три человека на место. На специальности научного направления — около двух человек на место.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Габриелла Бьерк возглавляет Сёдра Латин с 2016 года. В шведской образовательной системе действует принцип ротации руководящих кадров. Как правило, с директором заключают контракт на 6 лет. После этого сотрудничество могут продлить, но не дольше, чем на три года. Когда контракт заканчивается, директора переводят в другое учебное заведение.

Студентов для государственной гимназии выбирает сотрудник муниципалитета в соответствии с оценками в их аттестатах. Администрация учреждения образования не участвует в процессе выбора студентов.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Изнутри Сёдра Латин выглядит также монументально, как и снаружи: просторные кабинеты, заставленная дубовыми шкафами библиотека, широкие лестничные пролеты и концертный зал со сценой, партером и бельэтажем.

В одном из кабинетов на третьем этаже художественный класс занимался лепкой. В день нашего визита студентам дали задание придумать персонаж, прописать его историю, вылепить из гипса его лицо и нарисовать портрет. 17-летняя Нини работала над образом английского аристократа начала XX века. Не отрываясь от своего проекта, девушка рассказала, что она целенаправленно поступала в Сёдра Латин:

— Когда я выбирала куда поступать, я слышала много хороших отзывов об этой гимназии и о том, что здесь одни из лучших учителей искусств и по другим предметам.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Как отметила Нини, учитывая творческий профиль ее класса, учителя не сильно нагружают их домашним заданием:

— В этом году нам дают много времени на самореализацию, не сильно загружают теорией и оставляют достаточно времени на творческие проекты.

После гимназии Нини планирует продолжить учебу в университете искусств.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

В другом кабинете на урок русского языка собрался класс с лингвистическим уклоном. Группа небольшая — около 10 человек. В углу класса стоит самовар, на дальней стене висит афиша с концерта «Сплина» в Стокгольме, на парте ручкой выцарапано «ИВАН». Все ученики в совершенстве владеют английским языком — он в числе обязательных школьных предметов. Кроме того трое из них успешно сдали экзамен по немецкому языку. У каждого студента свои причины выучить русский. Одни подсели на него после «Сплина» и Земфиры, другим просто захотелось «чего-то необычного», третьим понравилось звучание.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Я учила русский самостоятельно около пяти лет еще до того, как поступила в гимназию. Почему его начала учить, уже не помню, — поделилась своим опытом студентка Мика.

Самовар в кабинете не случайно. Преподаватель русского Светлана Эрикссонпериодически устраивает на уроках чаепитие, где студенты в неформальной обстановке могут попрактиковаться во владении языком, праздно общаясь на бытовые темы.

«В Швеции тебя никто не обязан уважать просто потому, что ты учитель»

Уроженка Беларуси Ольга Балашова сейчас живет в Дании. До переезда она 10 лет преподавала в гимназии Гётеборга. По впечатлениям педагога шведский подход к обучению сильно отличается от белорусского:

— В Швеции ученики могут посреди урока подняться и уйти из класса. Это такая анархическая система. У них совсем другой подход. Если у нас: «я учитель — ты дурак», то в Швеции тебя никто не обязан уважать просто потому, что ты учитель. Там нужно сначала показать, что тебя есть за что уважать. Еще в Швеции очень много групповой работы. Учеников постоянно учат работать в коллективе.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Как отметила собеседница, учителям, которые переехали в Швецию из пост-советских стран, сложнее всего привыкнуть к свободной атмосфере в классе. Ученики могут есть на уроке, ходить, разговаривать. При этом повысить голос на нарушителя дисциплины нельзя, выгнать или «облажать» прилюдно — тоже. Единственное, что можно сделать — пойти и наябидничать на ученика ректору.

— Учителя справляются с этим по-разному. Есть такие, что просто не обращают внимания: стоят у доски, бубнят и все нормально, всем хорошо, всем нравится. Я в начале года с классом заключала «контракт». Я им писала, что я хочу, а они — свои пожелания. Вместе мы приходили к общему знаменателю. С классом всегда можно было договориться. У меня на уроке никто не ел, — отметила Ольга.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Если на дисциплинарные нарушения на уроках учителя закрывают глаза, то за списывание сурово наказывают:

— Учитель имеет доступ к системе проверки на плагиат. Когда мне присылают домашние работы, я их туда отправляю, а потом получаю результат. Если процент совпадения больше 30, то у ученика будут неприятности. Могут, например, из гимназии исключить на неделю. Потом информация об этом инциденте отразится в характеристике.

«Хоть и иммигрантская школа, но там есть порядок и дисциплина»

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Одна из главных проблем шведской школьной системы — это разное качество среднего образования. Уровень учебных заведений в иммигрантском районе Стокгольма может сильно отличаться от учебных заведений в центре. Белоруска Ольга Демидовапереехала в столицу Швеции почти пять лет назад. До переезда преподавала английский язык в Белорусском государственном университете. Историю поисков подходящего учебного заведения для своей дочери она без иронии называет «грустной»:

— Мы переехали в один район. Сам район ничего, но школа и детские сады — не очень. Мы пошли в первую попавшуюся школу, там как-то все было тоскливо. У дочки возник конфликт с детьми, и мы решили перейти в другую школу. Там другая система интеграции была. В Швеции много приезжих и ребенка могут сразу определить в интеграционный класс, где дети сначала учат шведский и ходят с обычным классом на физкультуру, например, где владение языком не нужно. Постепенно количество предметов, на которых ребенок занимается со всем классом, увеличивается. Во второй школе были эти интеграционные классы, и дочери там больше понравилось. После шестого класса мы решили перевести дочь в более шведскую школу. Мы перешли, но там оказались большие проблемы с дисциплиной. Дочь рассказывала, что они на уроках почти ничего не делали. Поэтому мы забрали документы и вернулись в прошлую школу. Как говорит мой бойфренд, это хоть и иммигрантская школа, но там есть порядок и дисциплина.
Читать полностью:  https://news.tut.by/society/611150.html