Фото использовано в качестве иллюстрации с сайта riavrn.ru.

Эта необычная история рассказана на сайте «Загадки истории». Вначале XVI века в районе Ошмянской возвышенности  объявилась банда, которая грабила и богатых, и бедных, не оставляя после своих налетов живых свидетелей.

Неуловимые злодеи

Действовала банда зло и нагло: словно призраки, всадники налетали на поместья и поселения, грабили и убивали, невзирая ни на положение, ни на возраст.

Виленский князь Александр, недовольно морщась, читал донесения от наместников, словно сводки с мест сражений. Увы, в поисках злоумышленников не помогло и объявленное за их поимку баснословное по тем временам вознаграждение в тысячу золотых рублей.

Терпению властей пришел конец, когда сначала был убит ксендз, направлявшийся к епископу с требованием надавить на власти в поимке лихоимцев. А потом вырезали сразу две семьи. Причем произошло это в то время, когда главы семейств вместе с другими ополченцами давали отпор татаро-монголам, совершавшим очередной набег на белорусские земли. Вот тогда-то великий князь, посоветовавшись со своим окружением, вызвал к себе копного судью Рыгора Ваньковича. Наслышан он был, что служитель правосудия из Минска был не только удачливым сыщиком, раскрывшим не одно тяжкое преступление, но и известен был своей честностью.

С первого взгляда

И вот Ванькович в середине 1506 года предстал перед князем. Место, где орудовала банда, — сплошь непроходимые болота и глухие пущи. Но князь не только пообещал наделить судью особыми полномочиями, но и передал под его команду десяток лучших охранников из своей свиты. И Ванькович согласился. Будучи человеком опытным, в Сморгонь, откуда он решил начать поиск бандитов, отправился один, наказав своим молодцам ждать команды.

И вот добравшись до места, судья приступил к расследованию. Прежде всего, ему нужно было определиться с жильем. Зайдя в шинкарню, в разговоре с одним из посетителей он узнал, что в 10 верстах от городка проживает пани Ядвига Русинская.

Ее муж, один из самых богатых людей волости, несколько лет тому назад тоже погиб от рук бандитов, попав в засаду, так что, скорее всего, она предоставит столичному чиновнику крышу над головой. Так оно и оказалось.

Молодая вдова была не только зажиточной хозяйкой большого поместья, но еще и первой красавицей в округе — золотистые волосы, убранные на голове в корону, пронзительно синие глаза, красивая фигура. К тому же ее покойный супруг был большим поклонником прекрасного, и судья, столичный житель и библиофил, восхитился огромной библиотекой, в которой были собраны книги в виде старинных рукописей на пергаменте. Но времени насладиться чтивом, к сожалению, не было. Сорокалетний холостой Ванькович тоже был мужчиной видным, поэтому нет ничего удивительного в том, что между одинокими людьми сначала возникла симпатия, которая очень скоро переросла в любовь. И настолько она была сильной, что уже через месяц после знакомства Рыгор попросил руки у своей возлюбленной. Та ответила согласием, и даже был назначен день свадьбы.

А тем временем, несмотря на то что судья прикладывал все усилия для того, чтобы обнаружить бандитов, выйти на их след никак не получалось. Все, что удалось осторожно выяснить у чудом выживших свидетелей, так это то, что число бандитов не превышает десятка, одеты они в традиционную для этих мест одежду – наброшенные на плечи плащи-велеисы, на ногах поршни, кожаные лапти, на голове матерчатые магерки, надвинутые на глаза. Главарь же облачен в металлические латы, а голову его венчает шлем с забралом. Вооружены разбойники были короткими мечами-кордами и кинжалами. Только главарь имел длинный меч, корд и чекан, который кроме своего основного предназначения — крушить черепа врагов, — означал символ власти. Поскольку никто стука копыт не слышал, то резонно было предположить, что разбойники перед выходом на дело обматывали их тряпками.

Шокирующая встреча

Словно насмехаясь над Ваньковичем, бандиты продолжали совершать налеты. К концу октября, когда судья обещал поставить в этом деле точку, на кровавом счету душегубов было почти 400 жертв. Неудачливый сыщик уже с тоской думал, что вместо свадьбы ему придется, выполняя клятву, наложить на себя руки. И тут в его голову пришла интересная идея.

Он послал в Вильно гонца, и спустя несколько дней оттуда прискакали его помощники. Остановились они на постой в поместье одного из шляхтичей, пана Собейки, ничего не делали, за исключением того, что круглосуточно пьянствовали и в шинкарне и рассказывали случайным собутыльникам о том, что через неделю разделаются с бандой, за что получат солидное вознаграждение. Хитроумный план сработал — когда эта информация дошла до главаря, то было принято решение проучить заезжих нахалов.

И вот темной ночью в поместье неслышно прискакали всадники — семь человек. Дождавшись, пока утихнет пьяный гомон и погаснут свечи, а стало быть, незваные гости после очередной попойки заснут, бандиты по приказу главаря, который остался ждать своих головорезов во дворе, с ножами и саблями бросились в дом. Через несколько минут главарь посчитал, что дело сделано, охотники мертвы, и преспокойно проследовал в дом.

Но только в комнате главаря ждало жестокое разочарование. Половина его подельников была зарезана, а остальные, связанные по рукам и ногам, дергались на полу, безуспешно пытаясь освободиться от пут. Из соседней комнаты с горящей свечой вышел Рыгор Ванькович. Он молча подошел к главарю и сорвал с его головы шлем. Потрясению судьи не было предела — перед ним стояла его возлюбленная Ядвига. Да, именно эта статная женщина с голубыми глазами, роскошными волосами и мягким характером оказалась тем самым монстром, который наводил ужас на округу.

Русинскую и ее подельников этапировали в Вильно. Следствие длилось всего несколько недель, а приговор суда гласил — для всех бандитов смертная казнь. В ночь перед тем, как взойти на эшафот, Ядвига попросила о встрече со своим женихом. Тот от свидания отказался, как перед этим отказался вести досудебное следствие по делу банды.

6 октября 1507 года на главную площадь Вильно, к костелу Святого Станислава, около которого был воздвигнут эшафот, стал стекаться народ. По свидетельству хроникеров, посмотреть на казнь «ошмянской ведьмы» пришли не менее пяти тысяч человек. Когда палач накинул на шею Ядвиге петлю, она, найдя взглядом затесавшегося в толпе зевак Ваньковича, в соответствии с законом воспользовалась правом на последнее слово: «Скучно мне было жить! Мне бы рыцарем родиться, но, видимо, дьявол вмешался – соединил женское тело с мужским сердцем. Всех я ненавидела, не жалею о пролитой чужой крови, в том числе и ненавистного мужа, при виде ее получала несказанное наслаждение. Но тебя, судья, я любила по-настоящему!» А через неделю после казни жители спалили дотла ее усадьбу, чтобы ничто не напоминало о тех страшных днях.