З вучнямі ў "Логасе".

30 лет Елена Мачель отработала учительницей в Вилейке. А потом всё бросила, переехала в Минск и начала преподавать белорусский язык и литературу в столичную белорусскоязычную гимназию.

О таких стремительных переменах в жизни и о том, чем столичные школьники отличаются от вилейских, мы расспросили Елену Леонтьевну.

Хотела стать певицей, но …

Моя собеседница хотела стать певицей. Ведь у всех родственников по линии матери красивые звонкие голоса. Но в родной Сакаловке музыкальной школы не было. Поэтому после десяти классов выпускница решила поступать в педагогический институт в Минск.

– Других профессий особенно и не знала, – вспоминает учительница. – А языки у меня всегда шли лучше, чем точные науки. Да и учителей тогда очень уважали. Вот и решили с подругой из моей деревни поступать в педагогический. Поступила с первого раза. А потом с сожалением узнала, что тогда, в середине 1980-х, в БГУ проводили эксперимент. Чтобы поступить, было достаточно сдать только два экзамена, а я в педагогический сдавала четыре.

Общежитие в то время на первом курсе не давали. Студентка-первокурсница жила у родственников. На втором курсе общежитие получила. Жила в одной комнате с вьетнамцами. Те немного говорили по-русски, так как учились на учительниц русского языка.

– Запомнилось, что они жарили селёдку, готовили рис без воды. А ещё все шкафы были завалены шмотки, которые они продавали.

Жить было весело, но в скором времени моя собеседница вышла замуж и вместе с мужем уехала на съемную квартиру.

Была классной «Зэ» класса

Первый учительский опыт в вилейской школе №2 (ныне гимназия «Логос») помнится огромными классами:

– В каждом классе было по 30-35 человек. И на одной параллели было много классов. Представьте, я была классной «Зэ» класса. А ещё были и «К», и «Л». Работали в две смены. А молодую учительницу учащиеся не всегда хотели слушать.

Чтобы посещать семьи после работы, кооперировались вдвоем с подругой, тоже молодой учительницей. Сначала шли к ее ученикам, потом – к моим, вспоминает Елена Леонтьевна.

Запомнилось также, как поздравляли на первом Дне учителя в школе. Молодых педагогов вызвали на сцену, проводили с ними викторины, конкурсы. А потом подарили огромный карандаш из бумаги.

Не люблю бумаги и нелепые поручения

На мой вопрос, что нравится, а что не нравится в учительской работе, собеседница ответила просто:

– Нравится работа с детьми: уроки, экскурсии, путешествия. Не нравятся многочисленные конкурсы по всему и множество бумаг. Не люблю нелепые поручения: проверять электричество, домофон и холодильник.

Ещё Елена Леонтьевна любит заниматься с учениками исследовательской работой. Когда учительствовала в Вилейке, участвовала в создании кружка «Шаг в науку» при Центре дополнительного образования детей и молодежи. Устраивали семинары и лекции для детей и учителей.

Со своими учениками Елена Леонтьевна не раз успешно выступала на научных конференциях. Работы высоко оценивали в Академии наук.

Вилейские школьники более самостоятельные и ответственные

Переехать в Минск после 30 лет работы в школе в Вилейке учительнице пришлось по семейным обстоятельствам. Сегодня не жалеет, что так получилось: и она, и муж имеют работу, в семье все хорошо.

– Сейчас работаю в 23-й белорусскоязычной гимназии в Минске. Здесь учатся дети и внуки белорусских писателей, поэтов, политиков. Чувствуется, что они хорошо знают белорусский язык. Если на уроках в «Логосе» я часто спрашивала учеников, какие слова вам непонятны, то здесь таких вопросов не задаю.

Но, по наблюдениям учительницы, столичные ученики менее самостоятельные и менее ответственные. Даже в девятом классе забывают передать информацию родителям. Поэтому без группы в вайбере здесь никак: надо и ученикам сказать, и родителям продублировать.

Об учительском  престиже

Однако не тратит связей Елена Леонтьевна и со своими Вилейскими учениками:

– В этом году дети, у которых я была классным руководителем, закончили 11 классов. Я от них уехала в девятом, бросила их, как они тогда сказали.

Но на выпускной ученики пригласили Елену Леонтьевна и сделали ей сюрприз:

– В классе был очень талантливый мальчик. Он сам писал музыку, пел, играл на гитаре. Но его невозможно было вытащить на сцену. И вот на выпускном последним номером одноклассники все же смогли это сделать. Когда он пел, я плакала.

Елена признается, что не может определить, где ей было лучше:

– Педагога из меня сделали «Логос». А в 23-й гимназии Я уже учительница с опытом, от которой многого ждут.

Педагог замечает, что престиж учителя снижается. Особенно в минских школах. Воспитанная в деревенской семье, Елена Леонтьевна привыкла к тому, что учителей очень уважали.

– Если бы я пришла из школы и сказала маме, что меня отругал учитель, она бы сказала «сама виновата», – вспоминает Елена Леонтьевна СВОЕ деревенского детство.

Теперь же у родителей часто учитель виноват во всем. И они даже не стремятся разобраться в ситуации, пишут жалобы и электронные обращения.

Мол, нарушаются права их детей. А право учителя?

И все же при всех этих противоречиях Елена Леонтьевна не собирается менять профессию.

– Как-то подумала об этом, когда в Минск переезжала. А потом задала себе вопрос: «А что я могу делать, кроме того, как учить детей?»

Фотографии предоставлены Еленой Мачель.

 

• Тэкст даступны на мове: Беларуская