Фота

На одном из самых узнаваемых католических храмов Беларуси меняют столетнюю глиняную черепицу на новый металлический профиль, сообщает социальная группа «Навіны Вілейкі і Вілейшчыны».

Костёл Воздвижения Святого Креста в Вилейке построен в самом начале ХХ века. Его архитектура сочетает композиционные принципы и декоративные формы романского и готического стилей.

В Первую мировую войну здание пострадало от артиллерийских обстрелов, но в начале 1920-х было отреставрировано.

После прихода на западно-белорусские земли большевиков храм был закрыт и переделан в склад.

Только в 1990-м его снова вернули верующим.

Ремонт на взносы прихожан

После капитального ремонта почти столетней давности в храме велись только косметические работы, и наконец назрела необходимость замены части крыши – от катаклизмов погоды возникла угроза внутреннему наполнению храма. Однако, сетуют верующие, весь бюджет на содержание храма формируется исключительно из взносов прихожан, поэтому заботиться о сохранении аутентичности материалов не приходится.

Так выглядае новая дахоўка
Так выглядит новая черепица

На опубликованной фотографии видно, что вместо старой черепицы в ход идёт современный металлический профиль: отремонтированная половина резко контрастирует со старой керамикой на другой стороне.

«Не ради красоты делается: еще большее варварство было бы, если б дожди и плесень уничтожили всё, что внутри, – парирует одна из прихожанок. – Ну какую ещё крышу можно сделать, если государство никак не помогает? Всё за деньги самих людей. Скидывемся каждый месяц – кто сколько может».

Вилейский костёл входит в список историко-культурных ценностей Беларуси, а значит, государство должно участвовать в его сохранении. Однако, как говорит бывший начальник управления охраны историко-культурного наследия Министерства культуры Игорь Чернявский, в условиях мизерного бюджетного финансирования зачастую вопросы восстановления архитектурных памятников кидают на самотёк.

Ігар Чарняўскі
Игорь Чернявский

«Металлическая черепица, как и сайдинг, являются материалом бедняков, – поясняет собеседник. – Вот прихожане сетуют: скидываемся по рублю, потому, мол, и делаем, как можем. И для Беларуси это огромная проблема. Не только государство не помогает (хотя нигде нет, чтобы государство помогало абсолютно всем), но и отсутствуют пригодные для реставрации материалы – яркий пример с бастионом в Несвижском замке».

Безденежье – враг аутентичности

По мнению Игоря Чернявского, в условиях безденежья костёльным властям следовало бы не торопиться и поискать несколько вариантов по крайней мере внешней псевдоаутентичности. Например, можно было бы:

  • покрыть крышу внешне нейтральным материалом, который бы соответствовал историческому характеру. Такой могла бы быть, например, фальцевая металлическая бляха с полимерным покрытием, близким к оцинковке, коричневого или серого цветов. Она повсеместно использовалось в XIX и в начале XX веков;
  • использовать немецкую металлическую черепицу, которую производят в реставрационных целях. Она покрыта специальным напылением и передает характер керамической черепицы. Яркий пример – церковь в Заславле;
  • переложить существующую черепицу, которая даже визуально выглядит не полностью поврежденной, заменив поломанные и разбитые фрагменты новыми.

Настоятель храма Александр Барило в беседе с корреспондентом Свободы заверил, что стоит задача не «изменить храм до неузнаваемости», а только остановить необратимые процессы.

«Часть крыши пострадала в результате урагана, начала подтекать вода, – объясняет священник. – Строители перекрывают только проблемный кусок, нам нужно спокойно перезимовать. Если это вовремя не сделать, последствия будут много хуже. Не говорю, что металлопрофиль останется навсегда, просто других вариантов пока нет. Я понимаю, что скоро найдутся критики – время такое, информация распространяется мгновенно. Но, повторюсь, это вынужденная мера, надеюсь, временного характера».

Временное – синоним постоянного

Как показывает практика, ничего не бывает таким постоянным, как «временное». Поэтому, говорит Игорь Чернявский, важно на этапе перестройки избежать дилетантский самодеятельности.

«Необходимо, чтобы во всех случаях, и не только предложенных выше, руководство работами осуществлял архитектор, который имеет опыт и практику, – продолжает он. – В установленном порядке получил свидетельство на разработку научно-проектной документации и выполнение ремонтно-реставрационных работ на объектах наследия. Иными словами, должен подготовить обоснованное предложение (или несколько вариантов) по поводу ремонта крыши костёла. Обо всём этом сказано в Кодексе о культуре».

Специалист также отмечает, что изменить ситуацию к лучшему могли бы дополнения в законодательство, которые стимулировали бы выполнение работ на объектах национального наследия – налоговые льготы, спонсорская помощь и т.д.

Это, по его убеждению, способствовало бы тому, что строительные организации сами были бы заинтересованы в более чутким подходе к способам «ремонта» памятников из Государственного списка историко-культурных ценностей. Ведь в случае нарушения технологического процесса должно быть предусмотрено наказание. Сейчас на это большей частью закрывают глаза.