Месяц прошёл с окончания Международного Конгресса исследователей Беларуси, и я всё стараюсь отойти от него, в лучшем смысле. На самом деле, я уже третий раз участвую в нём – впервые появилась возможность в 2016 году, когда училась на втором курсе магистратуры в Варшавском университете. И, надо сказать, это едва ли не лучший день года для меня, каждый год. Всегда подаю заявку практически сразу, как только появляются первые объявления, и считаю дни до большой встречи учёных и студентов. Но чем же этот конгресс так важен для меня и чем он может быть полезен Беларуси в целом?

Анхела выступает на Конгрессе.

Давайте вернёмся в ту далёкую эпоху, три года назад. После славистики в Испании у меня получилось поступить в магистратуру по белорусской филологии, училась я в Варшаве.

Надо сказать, белорусский язык выучила я самостоятельно, ещё на родине, и поэтому магистратура была для меня уже большим успехом. Сдала, значит, первые сессии, начала второй год, и вдруг – бах! Меня, ещё магистранткой, приняли на престижный международный конгресс, пожалуй, самый большой среди исследователей Беларуси. Невыразимое счастье! К тому же – первый раз в Каунасе (там и провели в 2016 году конгресс). Кто там был, тот знает, насколько это волшебный город…

Сиори Киосава. Фото: «Звязда»

Для меня первый конгресс запомнился как магический, почти мистический опыт. Ярко помню белорусскоязычную регистрацию – знаете, сколько раз в жизни ко мне на автомате обращались по-белорусски сразу, без предварительных попыток на других языках? Наверное, не удивлю, если скажу, что очень редко. О! Чуть не забыла рассказать! Приезжала и Сиори Киосава из Японии (девушка, которая выучила белорусский язык – ред.). И мы с ней по-белорусски разговаривали. Где ещё вы такое видели? Вопрос не обязательно риторический – если знаете такие места, пожалуйста, расскажите!

В 2017 году конгресс прошёл аккурат в Варшаве. Я хорошо знала город и поэтому имела возможность сходить на все интересные мне секции. Если не считать, конечно, пересечения по времени – до сих не научилась быть в нескольких местах сразу и обходить законы физики, к сожалению. Но много чего успела и, что главное, получила совет от легендарных учёных перед тем, как начать писать свою кандидатскую диссертацию, которую защитила в этом году. Будучи уже магистром (и, возможно, это прозвучит странно), чувствовала себя намного уверенней в этот раз.

Зато, как и в первый раз, знала, что дискуссии и правки настолько же ценны, как и возможность показывать свою работу и услышать в свой адрес добрые слова.

Не менее важным было время на переводческой секции, в ходе которой я представила свои переводы стихов Максима Богдановича и получила фидбэк (обратную связь – ред.) на этот счёт. Интересно было сравнить переводы с белорусского на украинский язык (пожалуй, самый близкий к языку Купалы) и на далёкий испанский, который обладает не только совсем иной лингвистической структурой, но и абсолютно другими культурными реалиями.

Максим Богданович.

Полагаю, нет нужды долго объяснять, насколько я была разочарована, когда не удалось организовать конгресс в Беларуси в прошлом году. 2018 год был для меня сложным и, честно скажу, довольно скучным – почти не было прогресса с диссертацией (и вообще с исследованиями), я была одна в Мадриде, и в других сферах жизни было ненамного лучше. Не скажу, что все проблемы теперь решены, но новости о проведении конгресса в Вильне в этом году очень меня порадовали.

Вильня – город чудес и воспоминаний других эпох. Я была там во второй раз и с радостью заметила, что виленское очарование никуда не ушло. Я ходила по Вильне, как битломан в Ливерпуле (легендарная группа The Beatles была основана в этом британском городе – ред.). Вот дом, где находилась типография Франциска Скорины. А вот там была редакция «Нашай Нівы». А тут Якуб Колас жил некоторое время. А тот ресторан – любимый у Владимира Короткевича

Дом № 5 по Виленской ул. в Вильне, в котором размещалась редакция «Нашай Нівы» в 1911-1913 годах. Фото: Википедия.

Туризм, однако, не был моей целью. Пусть даже и белорускоцентричный туризм. В этом году я, уже доктор философии, записалась по предложению поэта и журналиста Алеся Аркуша на секцию по белорусской литературе 90-х годов. Тема была далёкой от моей кандидатской специализации, но я видела в ней несравненную возможность научиться новому, узнать неизвестное, уяснить понятия, о которых имела только неясные представления. И не ошиблась. Но давайте, всё-таки, по порядку.

Алесь Аркуш (справа). Фото: Радыё Рацыя.

Хочу с благодарностью вспомнить, что организаторы конгресса обеспечили нам проживание в Вильне, и в очень красивых отелях и хостелах, к тому же. У меня была соседка по комнате. Прелесть таких международных мероприятий в том, что все нервничают перед перспективой того, что не найдут общего языка с соседом. Это не метафора, а буквальный риск.

Как доказывает из года в год международный конгресс исследователей Беларуси, Беларусь исследуют не только белорусы, но ряд одержимых людей со всех уголков мира! От Японии до США, от Аргентины до России…

Ещё важно то, что бывают люди совершенно непохожих специальностей, которые разговаривают на разных языках и не всегда владеют белорусским (кстати, я не воспринимаю это как плохой знак – Беларусь может не только «мілагучнай мовай» заинтересовать (ненавижу стереотип о «мілагучнасці беларускай мовы», так как он ограничивает язык, лишает жизненных черт, которые должны иметь все современные языки, и способствует постколониальному мышлению. Об этом ещё поразмышляю в одной из следующих колонок).  Это многосторонняя, уникальная страна с богатой культурой, которую можно исследовать, как только захочешь. Так вот, соседка у меня была доктором исторических наук из Польши, уже на пенсии, которая занималась древними кириллическими рукописями. Она как раз боялась, что я не пойму ни одного известного ей языка, но оказалось, что у нас даже несколько общих! И благодаря ей я попала в архив Библиотеки Врублевского, подержала в руках несколько белорусских книг 19 века. Лучший день моей жизни, что называется!

Регистрация участников Конгресса. Фото: Радыё Рацыя.

Сессии были интересные, разнообразные, богатые на знания и лица, как всегда, но я была абсолютно поражена своей. То есть, дискуссией, которой поспособствовал Алесь Аркуш. И почувствовала себя нужной, и услышала такие интересные вещи, которые напомнили ещё раз, в самый нужный момент, сколько всего я не знаю …

Я подготовила доклад про объединение молодых литераторов «Тутэйшыя», и подошла к темы со сравнительной перспективы – «Литература переходной эпохи в Беларуси и в Испании». Анализировала стихи Анатолия Сыса наряду с творчеством испанского поэта из Гранады Луиса Гарсиа Монтеро.

Но там были невероятные исследователи, друзья! И даже участники, которые были лично (и очень хорошо) знакомые с мастером Сысом и другими «тутэйшымі»! Не хотелось бы вас пытать подробностями, но знайте, что разговоры были невероятные и открыли, по крайней мере передо мной, новые пути для научного (литературного, личного) роста.

Во время Конгресса. Фото: Радыё Рацыя.

Главную мысль, которую я хотела бы донести, лучше всего выразил мой хороший и старый друг Павел Слюнькин, который сейчас работает пресс-секретарём Посольства Беларуси в Литве. Важен сам факт, что на конгрессе встречается такое количество разных специалистов, из самых разных стран и научных отраслей, но все связаны своей заинтересованностью Беларусью, одержимостью ей. Мне кажется (пожалуйста, напишите мне, если ошибаюсь), что белорусам часто не хватает добрых слов в свой адрес. Особенно от людей из-за границы, которые подтвердили бы, что Беларусь интересная, стоящая и – сюрприз! – славная. Так вот знайте – каждый год собирается большой коллектив людей, которые подходят к Беларуси с научной объективностью.

И мы из года в год убеждаемся в том, что занимаемся стоящим делом. Белорусским.

• Тэкст даступны на мове: Беларуская