Нямецкі салдат перад палацам у Кабыльніку (цяпер аграгарадок Нарач на Мядзельшчыне), 1915. Сядзіба збудаваная ў другой палове ХІХ ст. Палац спалены партызанамі ў 1943-м.

Множество несохранённых архитектурных памятников, храмов и даже целые деревни Беларуси остались на бумажных изображениях, благодаря солдатам и офицерам армии Германской империи.

11 ноября традиционно чтят память жертв Первой мировой войны. В этот день 1918 года подписали Компьенское перемирие, которое положило конец глобальному противостоянию империй того времени. Впрочем, для Беларуси кампания закончилась гораздо позже – германцы уходили отсюда всю первую половину следующего года.

Бесценная германская хроника

В советских республиках тем событиям не уделялось особого внимания, так как роль большевиков в той войне была достаточно неприглядная. Беларусь не стала исключением – при том, что три года её разделяла линия фронта, а обитатели прошли через самую горловину «Великой войны».

Кайзераўскі салдат у Пяршаях на Валожыншчыне, 1916. Драўляны храм, пабудаваны яшчэ Юрыем Радзівілам, неаднаразова цярпеў ад пажараў і рамантаваўся. У 1933 годзе замест яго ўзьведзены каменны будынак, ад другой паловы ХХ стагодзьдзя выкарыстоўваўся як вытворчае памяшканьне. У 1990-х вернуты вернікам. Іншых выяваў драўлянага касьцёлу не засталося
Кайзеровский солдат в Першаях в Воложинском районе, 1916. Деревянный храм, построенный ещё Юрием Радзивиллом, неоднократно страдал от пожаров и ремонтировался. В 1933 году вместо него возведён каменный дом, со второй половины ХХ века использовался как производственное помещение. В 1990-х возвращён верующим. Других изображений деревянного костёла не осталось.

Сотни тысяч местных мужчин мобилизовали в царскую армию, каждый десятый полёг на фронте. Миллионы беженцев покинули свои дома, вернулась только половина.

Отдельного упоминания достойны материальные потери – по всей Беларуси сровняли с землёй города и сёла, уничтожили исторические памятники.

Белорусскую хронологию того периода восстанавливает член фонда памяти «Шаги» Владимир Богданов. Коллекционирование трофейных фотографий постепенно переросло для него в исследовательскую работу. На сегодня в творческом багаже у него ряд книг и фотоальбомов, тысячи документальных свидетельств того времени – фотографии, открытки, картины, литографии, полковые книги.

Чаще всего авторы фотохроники – немецкие солдаты и офицеры, на чью родину технический прогресс пришёл гораздо раньше, чем в Российскую империю.

Формировались специальные художественные роты, специализировавшиеся на самой разнообразной печатной продукции, в том числе с реалиями прифронтовой жизни.

Усадьба в Великой Мысе под Сморгонью, 1916. Построена в XIX веке. Разрушена русской артиллерией в марте 1917-го.

Самые ценные – те, на которых исчезнувшее наследие Беларуси: храмы, дворцы, местечки. Не всегда причиной разрушений была война – в мирное время расстарались советские мастера новоделов. Но важно, что их успели зафиксировать на плёнку армейских фотоаппаратов.

Как объясняет Владимир Богданов, всё потерянное можно разделить на две части: то, что уничтожено в ходе боевых действий, и то, чем сознательно пожертвовали после обеих войн.

Усадьба в Кушлянах, 1916. Утрачена после присоединения западной части Беларуси к БССР в 1939 году.
Придорожная часовня возле Шеметово, 1916. Год постройки и судьба святыни неизвестны.

Судя по немецким снимкам, где-то между деревнями Волчино и Носовичи, что возле Шеметово на Мядельщине, стояла одна из самых больших известных придорожных часовен, достигала она в высоту метров 15.

А теперь исследователи не могут найти хоть какие-нибудь косвенные признаки, абсолютно никаких следов.

Разрушенный костёл в Крево, 1916. Построен в XIX веке, после Первой мировой войны на его фундаментах возведён деревянный католический храм. В советское время переделан в больницу, окончательно снесён в 2002-м.

Печальная судьба постигла многие дворцы, поместья, панские усадьбы по всей Беларуси. В советское время они в лучшем случае стояли разграбленные и заброшенные, а чаще шли под снос вскоре после того, как были деклассированны их владельцы.

«При немцах там обычно располагались штабы, и командование к недвижимости относилось достаточно щепетильно. Несколько разрушенных имений действительно можно списать на военные последствия (Мокрица около Нарочи или Мыса на Сморгонщине).

Но значительную роль в уничтожении сыграли партизаны Второй мировой, которые в рамках тактики «выжженной земли» жгли все усадьбы, даже те, где на тот момент немцев не было (Кобыльники, Шеметов, Косовский дворец).

Все остальное – советская бесхозяйственность и бедность: их просто разбирали на строительные нужды. Впрочем, если надгробия вырывали с корнем и клали в фундаменты ферм, то что говорить о зданиях из кирпича, которого катастрофически не хватало?»

Уничтоженный храм в Сморгони, 1918. Построен в начале ХХ века. После Первой мировой войны не восстанавливался.

С немецких фотоснимков смотрят тогда ещё довольно многолюдные белорусские деревни, будущие жертвы индустриализации и урбанизации. Справедливости ради, там, где стояли немцы, происходили существенные цивилизационные изменения: клали тротуары, осушали дороги, проводили электричество, заработали первые кинотеатры.

Многие поселения в недалёком советском будущем ждала участь «неперспективных». Поэтому снимки, которые немцы делали в деревнях, сами по себе уникальны, считает Владимир Богданов.

Чаще передовая проходила вдали от населённых пунктов, поэтому разрушении были не столь значительны. Однако миновать города и деревни удавалось не всегда. Наибольшие разрушения – в Сморгони, Поставах, Ляховичах, Барановичах, Бресте.

Освобождение белорусских земель началось после победы союзников в Европе и связано с подписанием Компьенского соглашения 11 ноября 1918 году. По его условиям Германия должна была вывести свои войска с занятых территорий.

Из Минска кайзеровцы уходят в декабре того же года, но западные регионы окончательнопокидают аж до середины 1919-го. Так что формально для Беларуси 100-летие окончания Первой мировой войны настало только в этом году.

• Тэкст даступны на мове: Беларуская