В начале октября «Рэгіянальная газета» разместила на сайте ссылку на пассажирские записи порта Нью-Йорка. Американцы сделали онлайн-базу 65 миллионов иммигрантов и членов экипажей, которые с 1829 по 1957 год прошли через остров Эллис и нью-йоркский порт в это время.

Корабельные компании, которые перевозили этих пассажиров, сохраняли подробные списки пассажиров в «корабельных манифестах». Сейчас архив порта содержит подробные записи о пассажирах. Каждая анкета вмещает 11 строк информации о людях, которые прибыли в те годы в США: имя, дату прибытия, маршрут корабля, возраст во время прибытия и многое другое. «Рэгіянальная газета» продолжает рассказывать истории белорусов, которые в начале 20 века уезжали в США на заработки. Наш читатель Сергей Грахотский рассказывает о своём прапрадеде, который был на заработках в Штатах четыре раза.

– Моего прапрадеда звали Василий Зыль. Он родился в деревне Чернова, которая теперь в Червеньском районе Минской области. Фото сделано в послевоенное время, он здесь уже старый, а когда был молод, то четыре раза «сгонял» в США на заработки. Это бабушка мне рассказывала, что её дед был в США. Подтвердить это удалось только сейчас, когда нью-йоркский порт выложил базу данных.

Я не сразу его нашёл в списках из-за транскрипции, так как его фамилия Зыль латиницей записали как Syl – Wasyl Syl. Czernowa.

Узнал, что он плавал в США 4 раза – в 1909, 1910, 1911 и 1914 годах. Плавал не один, а с односельчанами. Их фамилии Суша, Гуз, Деркач – известны в Чернове. Прапрадеду тогда было 24 года. Односельчане также были приблизительно этого возраста. Младшей из них было 19 лет.

«Корабельный манифест»: Василий Зыль. Глаза серые, волосы коричневые, рост 5 футов 7 дюймов. Зыль имел при себе 25 $.

– Адреса, к кому едет, постоянно разные i неразборчивые. Я понял только «Бруклин». Работал в Америке рабочим, строил дороги. А отправлялся в Нью-Йорк из Гамбурга и Триеста. Первая мировая приостановила те путешествия за океан, он не остался в США.

Некоторые односельчане стали американцами и после Второй мировой приезжали в Чернову. Возможно, сейчас там живут потомки с фамилией Гуз, ставшей Huss, а также Derkacz i Susza.

Также там в некоторых документах ошибочно Czernowa записана как Czernobyl. Писалась же на слух. Поэтому трудно искать, не зная деталей.

Почему он там не остался? Когда приходил к работодателю, тот ему говорил: tomorrow, tomorrow (завтра – ред.) … – рассказывал он бабушке.

А ещё интересно, что все они записаны русскими, а страна – Россия, потому что тогда это была Российская империя.

Один из сыновей Василия, Пётр Зыль, стал позже в БССР известной личностью, гендиректором БелОМО.

Прапрадед умер в 1973 году и похоронен на черновском кладбище. Он чудом избежал смерти во время войны, немцы его много пытали. Такая у него была судьба.

• Тэкст даступны на мове: Беларуская