22 ноября в Вильне проходили траурные мероприятия по захоронению останков участников национально-освободительного восстания 1863-1864 годов, в том числе руководителей – Кастуся Калиновского и Зыгмунта Сераковского.

В церемонии участвовали жители Молодечно, Вилейки, Мяделя. Мы расспросили некоторых из них о впечатлениях от события.

Алеся Королик: увидели останки людей, отдавших жизнь за независимость

Педагог-организатор Молодечненского музколледжа имени Огинского Алеся Королик решила ехать на похороны повстанцев сразу же, как узнала о мероприятии в СМИ. Молодечненцы – члены фонда Михала Клеофаса Огинского – ехали организованно на микроавтобусе. Выехали в четыре часа утра 22 ноября. По словам Алеси, границу прошли быстро, никаких вопросов пограничники не задавали.

– Сразу, как приехали, отправились к кафедральному собору, чтобы увидеть останки людей, которые отдали свою жизнь за нашу независимость, – говорит девушка. – Погода была ужасная. Ветер с востока пронизывал до костей людей, которые собрались в Вильне, чтобы отдать дань уважения и признательности национальным героям.

Молодечненцы выстояли богослужение и послушали речи литовского и польского президентов. А потом присоединились ко всеобщему шествию на кладбище.

– Не хватит слов, чтобы описать атмосферу и чувства, которыми переполнялись наши сердца! Глаза наполнялись слезами от понимания того, что после 155 лет души и тела повстанцев нашли покой. Пока ждали начала шествия, беседовали с местными жительницами – матерью и дочерью.

Женщина стала спрашивать о наших национальных флагах, можем ли мы ими пользоваться в стране. Мы рассказали, как есть. На что женщина сказала: «Нас тоже в 1986 били за флаги, а в 1987 перестали».

И у каждого из нас читалось в глазах, что и в нашей стране наступит «1987 год», – делится Алеся.

Станислав Брыль: вопрос, ехать или нет, даже не поднимался

Предприниматель из Вилейки Станислав Брыль рассказал, что вопрос, ехать или не ехать, даже не поднимался для него.

– Наконец Кастусь и соратники нашли покой и достойное место, – говорит вилейчанин. – Очень впечатлила организация, устроенная литовскими властями. Каждое действие было выверено, но без перебора. Через коридор солдат, где шли вип-персоны, могли проехать на велосипеде дети. По тротуарам шли местные жители.

Президента Польши люди приветствовали возгласами, он поворачивался и приветствовал их. Только наша официальная делегация прошла будто сквозь стан врагов. Быстренько и не поднимая голов. А нас – белорусов – было большинство.

Добирались до Вильни вилейчане компанией на автомобиле. Выехали рано, чтобы не попасть в очередь на границе. Станислав говорит, что поехать получилось не у всех, кто планировал. Некоторые не получили визы. Прошли весь путь: прощание в кафедральном соборе, выступления вип-представителей государств, пешком, с процессией к кладбищу Росы, процедуру захоронения. С восьми часов до почти семнадцати.

– Везли с собой землю с мест захоронения повстанцев на Вилейщине: из Владык, Куренца, Битого Лога, что возле Королевцев. Землю высыпали под часовней, где похоронили Кастуся Калиновского и его соратников, – рассказывает собеседник.

В конце вилейчане посетили концерт белорусской группы «Пацаны». Здесь, по словам Станислава, несмотря на усталость, пели, резво танцевали, вместе со всеми кричали «Жыве Беларусь!»

– Вильня – очень красивый и пристойный город. День выдался холодный, дул сильный ветер. Выдержать почти девять часов на воздухе было бы нелегко. Но множество небольших уютных кафе помогли нам сохранить свои и силы, и здоровье. Сотрудники-литовцы очень доброжелательно относились к нам и другим. Даже если ничего не заказывали. А в одном из таких нас даже угостили чашкой чая. Всё было очень торжественно и достойно, – подытоживает Станислав.

Виктор Тонкович: герой не бывает белый и пушистый

Вилейчанин Виктор Тонкович работает в Польше. Узнав о дате похорон повстанцев, расстроился, потому что перепутал 22 ноября с 22 октября. Поэтому сразу подумал, что на мероприятие не удастся попасть из-за работы.

Однако вовремя разобрался, на погребение в Вильню приехал сразу из Польши. Здесь и встретился со своими вилейскими земляками, вместе с которыми ездил брать землю на могилы повстанцев на Вилейщине.

Вилейчане на похоронах повстанцев в Вильне. Фото из группы “Новости Вилейки и Вилейщины”.

– Такое событие может выпасть раз в жизни, – говорит Виктор. – Необходимо ценить своих героев. Сейчас много спорят о личности Калиновского.

Да, он не был белыми и пушистыми, какими любят показывать советских героев.

Некоторые тиснут на то, что Калиновский был за союз с Польшей. Но на каком языке он говорил? На каком издавал свою «Мужыцкую праўду»? Да, латиницей, но по-белорусски. А язык для меня – первейший показатель принадлежности к тому или иному народу. Да и родился Калиновский на территории современной Беларуси. Для меня он – белорус-литвин.

Виктор отмечает: было приятно, что приехало много белорусов. Бело-красно-белые флаги сливались с красно-белыми польскими – и вся площадь была бело-красная. А ещё мужчина заметили флаг Израиля.

Понравилась простота отношений с людьми литовского и польского президентов, то, что они не боялись людей. Не со всем был согласен в выступлении главы белорусской делегации Игоря Петришенко. Однако с удовольствием отметил, что тот говорил на хорошем белорусском языке.

Вилейчане оставляют на могиле Калиновского землю с могил повстанцев с Вилейщины. Фото из группы “Новости Вилейки и Вилейщины”.

– А ещё показалось, что литовцы всё же считают Калиновского больше своим героем. Так, в часовне, где хоронили повстанцев, гроб Зыгмунта Сераковского был перевязан лентой в цветах польского флага, а гроб с Калиновским – в цветах литовского.

Портрет, нарисованный Виктором Ковальчуком из Мяделя.

Рядом с часовней, где похоронены повстанцы, теперь есть земля не только с Вилейщины, но и с Мядельщины. Её привез из Княгинина мядельчанин Виктор Ковальчук. Также мужчина привёз в Вильню портрет Калиновского, который нарисовал сам.

• Тэкст даступны на мове: Беларуская