9 декабря родился белорусский поэт Максим Богданович. С Молодечненщиной творца связывает деревня Ракутёвщина – бывший фольварок Лычковских, где Максим Богданович отдыхал летом 1911 года.

Ракутёвщину как место отдыха Богдановича открыл молодечненский учёный, историк Геннадий Кохановский.

– Кохановский долго искал это место. Ведь нигде в воспоминаниях Богдановича и о Богдановиче оно точно не называлось, – рассказывал как-то краевед и писатель Михаил Козловский.

Рассматривали Раёвку Молодечненского района. И в этой деревне действительно Богданович часто бывал. Только это был другой Богданович – пан Мечислав. Он жил в Ободовцах, на Вилейщине. А в Раёвке у него была картоннная фабрика.

В результате место Кохановскому подсказали потомки Ивана и Антона Луцкевичей.

А теперь пять интересных фактов о Богдановиче

1. Мать печалилась, когда Максим и его братья говорили по-белорусски

В письме к мужу Адаму Богдановичу в 1895 году Мария Богданович писала о своих детях: «…Вот только плохо, что стали говорить по-белорусски и иногда такое словечко влупят, что хоть под землю провались».

2. Его едва не покалечила родная тётка

Адам Богданович отмечал: «В два месяца он почувствовал огромную боль. Мать, выкупав его, хотела посыпать, где надо, детской присыпкой.

– Посвети, – сказала она сестре.

Та подошла с лампой. Цилиндрическое стекло треснуло (…), раскаленный цилиндр падает прямо на животик. Ужасный крик ребёнка. Мать остолбенела от ужаса. Я бросился на крик, схватил стекло с тельца, которое извивалась от боли. Появился нарыв величиной с ладонь».

3. Любимая игрушка в детстве – Ванька-встанька

Максим Богданович писал: «Помню, в детстве он очень забавлял меня. Сколько раз я переворачивал его с одного бока на другой, клал на спину и, убирая руку, весело выкрикивал:

– Ванька! Встань-ка!

4. Не любил слово «стыль»

В письме в редакцию «Нашей нивы» (14 ноября 1912) писал: «Между прочим, на кой чёрт и Вы и я употребляем слово «стыль», – у Носовича помещено слово «кшталт», и значение его, кажется, то же самое».

5. Заводил романы по переписке, а потом чувствовал себя виноватым, когда видел девушку вживую

По воспоминаниям Зоськи Верас, Богданович ей говорил: «Имею только одно досадное переживание, которое отбирает мой покой. Может, вы слышали, что я уже долгое время переписывался с одной особой из Минска (назовем её N). Завязалась письменная приязнь, искренность. Вот, приехав и познакомившись лично, вся моя приязнь к ней развеялась. Не могу ей ответить тем же, не могу… и это так мучит! Докучаю человеку… Разве это может не доставлять боль?»

• Тэкст даступны на мове: Беларуская