Среди любителей зимних видов спорта деревня Бояры в Молодечненском районе была любимым местом отдыха в течение десятилетий. Рассказываем о том, каким был курорт и что осталось в памяти лыжников 1980-1990-х годов.

Фотографии того времени мы нашли в архиве доктора физико-математических наук, профессора, заведующего кафедрой теоретических основ радиотехники БГУИР Виталия Дашенкова. Он много путешествовал с фотокамерой и оставил после себя огромный архив фотографий и негативов.

Курорт на энтузиазме

Виталий Дашенков путешествовал по разным уголкам Беларуси. Среди его снимков – пейзажи разделенного между Латвией и Беларусью озера Ричи, окраины и стройка метро в Минске, зимние развлечения в Боярах.

В его подборке отражено, каким был горнолыжный курорт более 35 лет назад в Молодечненском районе.

Деревня Бояры на Молодечненщине и ее крутобокие горы долгое время были одним из самых любимых мест зимнего отдыха для жителей столицы и других любителей лыж. В то время не было известных сегодня зимних курортов. Силичи начали работать в 2000-х. Раубичи были спланированы в большей степени для прыжков с трамплинов, и сначала там не было обычных спусков.

Сначала ничего не было и в Боярах. Только красивые места и энтузиазм спортсменов. Энтузиазм и стал фундаментом, на котором возникла это культовая площадка. Инженеры и водители, студенты и спортсмены делали этот курорт сами. Придумали систему, которая помогала быстрому подъему на гору, облагораживали местность.

Лыжи по блату

В советское время не каждый мог себе позволить найти дефицитные горные лыжи, тем более импортные, с пластиковой обувью и завидными характеристиками. Это был предмет особой зависти и гордости.

О том, как находили экипировку, рассказывает один из посетителей боярского курорта Олег Белютин:

– В то время все было в дефиците. У кого была возможность, привозил из-за границы. Остальное доставали, как было принято, по блату. Иногда что-то можно было приобрести в магазине или у спортсменов. Свой первый приезд в Бояры не помню, прошло много лет. А больше всего запомнились карнавалы, которые мы проводили с участием наших детей.

Второй вагон

Белютин написал воспоминания о боярском лыжном курорте, отрывки из которого предлагаем вашему вниманию:

«Яр возле деревни Бояры был удачным местом, недалеко от электрички. Все начиналось на железнодорожном вокзале в Минске, где надо было успеть на девятичасовой электричку в сторону Молодечно.

Важно было прийти пораньше, чтобы занять место себе и друзьям. Обычно садились во второй вагон. Почему именно во второй, теперь уже и не вспомнить.

Дорога сначала занимала 50 минут, но по мере появления новых дачных поселков, рынка в Ждановичах, появлялись новые станции, и в последние годы ехать уже надо было час с лишним. Езда в электричках – занятие не из приятных, особенно зимой, когда в вагоне бывало холодно и неуютно. Но постепенно привыкли, и железнодорожная часть выезда в «боярские горы» стала неотъемлемым атрибутом горнолыжного обряда в выходные. За час можно было обсудить недельные новости, почитать газеты, сфотографироваться.

От железнодорожной станции до яра идти пешком полтора километра. Дорог туда зимой не было, протаптывали тропу сами и шли по снегу цепочкой. В хорошую погоду и в праздник набиралось несколько сотен горнолыжников. Вытягивались на несколько сотен метров, и такое шествие представляло собой необычную картину. Это напоминало крестный ход, где вместо икон у каждого были лыжи.

Как обувались и ели ссобойки

По прибытии на гору все дружно обували ботинки, что для непосвященных, наверное, ни о чем не говорит. Но тот, кто хоть раз надевал горнолыжный ботинок в мороз на снегу, хорошо представляет, каково это на практике. За время перехода от станции к горе пластик замерзал и приходилось всовывать ногу в застывший и негибкий ботинок, с трудом застегивать клипсы.

Ноги сначала мерзли, но быстро отогревались, потому что подъемников на гору не было, подниматься приходилось на лыжах лесенкой, одновременно утаптывая снег вместо машины для подготовки трасс.

Катание было привязано к расписанию электричек. После прибытия на станцию ​​Бояры, пешего перехода на гору и переодевания первый спуск удавалось сделать в 11 часов. Большинство каталось до 13:30, чтобы уехать обратно в 14:14. После появления рядом дачного поселка появилось некое подобие дороги, по которой иногда удавалось приехать на гору на машине.

Но соседство с дачниками приносило больше проблем, чем пользы. Однажды энтузиасты построили подъемник, который позволил кататься целый сезон в нормальных условиях. Но уже летом все, что представляло интерес для дачников, украли. Постоянно предпринимали попытки присоединить наш яр к дачному товариществу, что лишило бы нас единственного места для катания на горных лыжах в окрестностях Минска. К счастью, этого не произошло.

Непосредственно спусков на лыжах с горы было немного, потому что большую часть времени занимал подъем наверх на лыжах лесенкой или пешком с лыжами в руках. Программа пребывания на горе обязательно включала обед на снегу.

У каждого из нас были ссобойки, которые распаковывали и раскладывали на импровизированных столах – на лыжах, перевернутых скользящей поверхностью вверх и уложенных вместе на снегу. Часто разжигали костер, тогда обед превращался в зимнее барбекю.

Раз в сезон, как правило, на 8 марта, устраивали горнолыжный праздник с карнавалом. Все это делали с обязательным участием наших детей, которые постепенно учились кататься в Боярах и пополняли наши ряды.

Завершением боярского периода можно считать 2003 год. Со следующего сезона начал работать горнолыжный комплекс в Курасовщине, затем появился центр в Логойске, а в 2005 году – в Силичах».

• Тэкст даступны на мове: Беларуская