6 апреля 1999 года не стало Геннадия Карпенко (1949-1999), депутата и члена Президиума Верховного Совета 12-го созыва, заместителя председателя Верховного Совета 13-го созыва, председателя Молодечненского горисполкома (1991-1994), члена-корреспондента АН Беларуси.

О нем вспоминает его соратник Валерий Костко.

«Будешь прикрывать меня со спины»

Валерий Костко.

В 1988-м я переехал в Молодечно, работал старшим опером в полку правительственной связи, а Карпенко работал директором завода, но тогда мы знакомы были слабо. На выборах в 1990-м был кандидатом в Минский областной совет, и мой округ входил в округ по выборам в Верховный Совет 12-го созыва, куда баллотировался Геннадий Карпенко. Тогда мы уже вместе проводили встречи с избирателями, в Молодечно.

Я стал депутатом областного, он – Верховного Совета. В 1991 году, когда Беларусь добилась независимости, я начал вырабатывать предложения по реформированию КГБ, превращению его из системы политического сыска в спецслужбу, которая бы занималась иностранной разведкой, контрразведкой, антитеррором — тем, что обеспечивает существование государства. С моими предложениями не соглашался председатель КГБ Ширковский, который боялся, что при реформировании будет назначен другой руководитель. В сентябре 1992-го мы приняли присягу на верность Беларуси на площади — потом всех офицеров уволили.

А в 1993-м я был вынужден написать рапорт: написал, что КГБ не подлежит реформированию, продолжает заниматься политическим сыском, из КГБ увольняют национально сознательных офицеров, и попросил меня уволить. Хотели уволить из-за служебного несоответствия, но не было таких оснований. И тогда Карпенко предложил мне идти работать к нему – управляющим делами Молодечненского горисполкома, где он был председателем. Как он выразился: «Будешь прикрывать меня со спины». С тех пор мы работали вместе.

Управляющий делами – это человек, у которого находится гербовая печать и через которого проходят бумаги и финансовая документация. И я старался страховать Карпенко, чтобы не было никаких «подстав» и провокаций.

Сам же Карпенко был очень честным и нравственным человеком. Он, я знал, никогда не ударит тебя ножом в спину. Он мог неприятные какие-то вещи в глаза тебе сказать, но чтобы за спиной — нет. И в этом смысле он был похож на Позняка. Они оба похожи в смысле честности. Они резкие бывали, но мораль и совесть для них всегда были на первом плане.

«А тут пришел демократ и начал изменения»

Карпенко был очень коммуникабельный человек и мог найти общий язык даже с теми, кто отрицательно к нему относился. С теми же коммунистами. Хотя коммунисты и ветераны не очень хорошо восприняли его приход на пост мэра Молодечно. Раньше тот пост занимал Стаховский, бывший первый секретарь, а тут пришел демократ и начал изменения.

Я и сейчас слышу добрые слова про Карпенко от тех, кто с ним работал, потому что на работу шли как на праздник, с ним было легко работать, и всегда был какой-то результат. И что главное — люди видели изменения к лучшему в Молодечно. Карпенко очень много сделал, включая то, чего не было сделано ни в каком другом городе Беларуси.

Было проведено переименование улиц. Молодечно – единственный город в Беларуси, где нет ни одной Советской, Коммунистической или Ленинской улицы. Была создана топонимическая комиссия с участием Геннадия Кохановского и Николая Ермоловича, подключили Академию наук. Вернули исторические названия, переименовали. Проспект Ленина стал Великим Гостинцем, и так далее. По инициативе учителя Лявона Тимохина и директора завода железобетонных изделий Николая Ивашкевича с Соловков привезли камень и поставили в центре города напротив Ленина — памятник назывался «Пакутнікам за волю і незалежнасць Беларусі».

«Никакой насильственной белорусизации в начале 90-х не было»

Между прочим, вот говорят некоторые о якобы «насильственной белорусизации» в начале 90-х. Ничего подобного, никакой «насильственной белорусизации» не было. В Молодечно мы спокойно начали проводить совещания исполкома только на белорусском языке, протоколы все были только по-белорусски.

Генадзь Карпенка

Карпенко собрал чиновников исполкома и очень просто объяснил: «Уважаемые, есть Конституция, есть закон, белорусский язык государственный. Мы должны ей пользоваться. Кто не знает языка – организовываем курсы, в рабочее время, бесплатно, изучайте язык». И те, кто не знал, выучили и перешли спокойно на белорусский.

Наш исполком был единственный в Минской области, который сдавал протоколы от начала до конца только на белорусском языке. Все, повторяю, произошло очень просто: за полгода мы перевели исполком на белорусский язык. И никакого насилия не было.

«В Молодечно создали 10 000 рабочих мест»

Переименование улиц в Молодечно, о котором часто упоминают — это лишь маленькая часть сделанного. Начал Карпенко с экономики.

Когда развалился СССР, в Молодечно было пять заводов так называемого союзного подчинения, и все эти заводы остановились. 10 тысяч рабочих оказались на улице. И надо было решать эту проблему. И что сделал Карпенко? Провел совместное заседание исполкома и горсовета, приняли решение провести быстрое оформление регистрации малых и средних предприятий, создание рабочих мест за счет малого бизнеса. На год освободили всех, кто пошел в малый и средний бизнес, от местных налогов. Дали большие льготы. Никакой коррупции не было.

Маладзечна

К нам потянулись даже из Минска, такие как «Дайнова», «Сантас», «Рамас», крупный бизнес начал регистрироваться в Молодечно. И что получилось в итоге? Мы создали тысячу малых предприятий и 10 тысяч рабочих мест. И через год этот малый и средний бизнес перекрыл в три раза доходную часть бюджета города.

А тогда было так, что при перевыполнении бюджета средства оставались в распоряжении городских властей. И у нас были деньги в запасе. Было тяжело с жильем для медиков и педагогов — им построили девятиэтажный дом. Отдельный дом построили для ветеранов войны. Заасфальтировали улицы, построили стадион.

Много денег было вложено в культурные и спортивные мероприятия. Многие помнят театральный фестиваль «Маладзечанская сакавіца», фестиваль белорусской песни и поэзии, который был фактически противовесом Витебскому «Славянскаму базару».

«Молодечно восемь дней продержалось под бело-красно-белым флагом»

Кстати, последний город, который держался восемь дней под бело-красно-белым флагом после референдума 1995-го, был Молодечно. Ночью вешаем флаг – в обед снимают, вешают красно-зеленый; снова вешаем бело-красно-белый. Все города Беларуси уже под зелено-красными флагами были, а мы – под бело-красно-белым стояли. И это – дух Карпенко!

Мэр, который в то время уже был, после Карпенко, даже приказал газосваркой срезать пожарные лестницы, чтобы нельзя было залезть на крышу и повесить бело-красно-белый флаг.

Полностью текст доступен по ссылке.

Магіла Генадзя Карпенкі.
Магіла Генадзя Карпенкі.

• Тэкст даступны на мове: Беларуская