Пачатк 1930-х. Міхась Сцебурака(у цэнтры) падчас першай службы ў Войску Польскім.

Август 1939 года. 14-летний Анатолий Стебурако едет на велосипеде из родного хутора Субочи, что на Вилейщине, на станцию Княгинин. Везет на поезд своего старшего брата Михаила. Того призывают в Войско Польское. Так случилось, что это был последний раз, когда Анатолий видел брата.

О месте и времени похорон, об обстоятельствах смерти Михаила Стебурако родные узнали спустя 80 лет. Его имя они нашли в списке «сентябрьских смертников» Франтишка Жилки.

О Михаиле Стебурако и истории поисков его места захоронения нам рассказал вилейчанин, родной племянник Михаила, доктор Николай Стебурако.

Первый раз отслужил и вернулся

Как рассказал собеседник, у его деда, также Николая Стебурако, было 11 детей. Четверо умерли младенцами. Остались четыре сына и три дочери. Михаил Стебурако, рожденный в 1912 году, был вторым сыном. Известно, что он учился у домашнего учителя, имел склонность к крестьянскому труду и талант столяра. Для одного из братьев делал даже музыкальные инструменты.

Михаил Стебурако – солдат Войска Польского. Снимок, присланный родным.

Первый раз в Войско Польское Михаила призвали в начале 1930-х. Тогда служили полтора года. В 1932-1933 годах он служил в полку, который квартировал в Варшаве. Писал родным, что в армии хорошо кормят, что достаточно разных культурных мероприятий.

Оттуда прислал родным свой портрет, который и сегодня хранится в семье, – молодой человек в форме солдата Войска Польского.

А потом демобилизовался и с багнетом – специальным штыком в ножнах – на поясе пришел домой после демобилизации. Работал на сельском хозяйстве, так как у семьи было много земли.

Одел лучший костюм, чтобы вернуться красивым

О второй мобилизации Михаила вспоминает его родной брат, 92-летний молодечненец Анатолий Стебурако, отец нашего собеседника: «Стоял жаркий августовский день. Семья молотила сладкий люпин. Работу прервал солтыс Антон Бутько из Лозовых, который привез повестку на мобилизацию. В повестке было написано, что на сборы дается два часа. Поэтому стали быстро собирать Михаила. В доме были только сестры и мать.

Михаил пошел в свою комнату и одел лучший костюм. Сказал, что оделся так, чтобы не было стыдно потом возвращаться домой.

Ведь когда шел в армию первый раз, одел рабочую одежду».

Николай Стебурако объясняет, что в Войске Польском солдаты не демобилизовывались в военной одежде. Шли домой в том, в чем пришли. Форма оставалась в армии:

– В нашей местности был случай, когда парень из бедной семьи пришел в армию, гражданскую одежду не сдал, а отослал младшим братьям. Пришла демобилизация – одеться не во что. Так пришлось надеть на себя мешок, прорезать дырки для головы и для рук и так идти на вокзал. А у Михаила был хороший костюм, потому и одел его.

Начало 1930-х. С однополчанами.

Еду он отказался брать с собой. Взял только деньги на дорогу. Три километра до станции братья, Анатолий и Михаил, ехали вместе, чтобы младший потом пригнал велосипед домой. По воспоминаниям Анатолия, настроение у братьев было приподнятое. На вокзале в Княгинине уже стоял поезд. Было многолюдно. И вдруг на вокзале появился старший брат Константин.

– Константин пришел взволнованный, – говорит Николай Стебурако. – Старший брат лучше всех в семье разбирался в политике и предчувствовал, что впереди серьезные испытания.

Константин повел Мишу в буфет. Они там заказали водки, выпили на прощание и обнялись. А младшему, Анатолию, купили ситро.

Михаил всегда был героической личностью для семьи

Объявили построение. Будущие солдаты сели в вагоны, и поезд двинулся в сторону Молодечно. С тех пор семья больше не видела Михаила. Единственное письмо, которое пришло, было из военного городка Геленово, что под Молодечно, где стоял 86 пехотный полк. Из письма семья узнала, что Михаила распределяют в 81 пехотный полк гродненских стрелков имени Стефана Батория.

– Именно это письмо и запутало нас в поисках. Мы искали 81 пехотный полк, прослеживали его боевой путь. Пока Франтишек Жилка и ваша газета не напечатали список, – рассказывает историю поисков Николай.

Говорит, после сентября 1939-го в окрестные деревни начали возвращаться люди. Старший брат Константин обошел всех, кто вернулся. Спрашивал, видели ли они Михаила. Говорили разное, но никакой точности не было.

И только один человек из Кривичей сказал, что видел Михаила Стебурако в сентябре 1939 года под Пётркувом, где были сильные бои.

То, что человек тот говорил правду, семья поняла, только увидев список солдат, похороненных в Пётркуве-Трыбунальском.

– Для нашей семьи Михаил всегда был личностью героической. Да, тогда было польское государство, мы были «Крэсамі Усходнімі». Но он выполнил долг перед Родиной, не изменил, – говорит Николай.

Ответ был один – «сведений нет»

Семья искала Михаила по разным источникам: писали в архивы, отовсюду получали ответы «сведений нет». Очень надеялись на Международный Красный Крест, но и оттуда получили такой же ответ. Пару лет назад появилась надежда: через соцсети откликнулся человек из Вильни, родственник которого был в армии вместе с Михаилом. Семья обрадовалась и уже была готова лететь в Вильню. Но по непонятной причине тот человек больше не вышел на связь.

Николай вспоминает, что первым имя в списке нашел его сын Всеволод. Сразу же позвонил отцу со словами: «Папа, папа! Смотри скорее газету!»

Сыновья Николая, Всеволод и Анатолий, пишут историю своей семьи. И то, что связано с Михаилом после 1939 года, было большим пробелом. Теперь этот пробел заполнится.

Анатолий Стебурако, который в 1939 проводил брата на службу, на родном хуторе Субочи.

По словам собеседника, его отец, тот самый брат, который вез Михаила на велосипеде в Княгинин, очень обрадовался, что место захоронения брата наконец нашли.

– Для него очень важно знать, что есть крест, есть могила, что память о брате увековечена должным образом, – подытоживает Николай.

Справка «РГ»

«Сентябрьские смертники» – солдаты 86-го Молодечненского пехотного полка в Геленово, которые в сентябре 1939 года сдерживали немцев на подступах к Варшаве. Они первыми приняли удар Германии во Второй мировой. 250 военнослужащих этого полка, погибших в сентябре 1939 года, похоронены в Польше, в городе Пётркуве-Трыбунальском.

Уважаемые читатели, если вы нашли своих родных в списке «сентябрьских смертников», сообщите, пожалуйста, нам по телефону (8-0176) 53-78-06 или напишите на почту regionnews@rh.by. Мы обязательно расскажем вашу историю. Можете также связываться с Франтишком Жилкой: (8-029) 619-64-72, e-mail: info@fra-mil.by.

Фотографии предоставлены Николаем Стебурако.

• Тэкст даступны на мове: Беларуская