Шыльда, якая паведамляе пра расстрэл вязняў у ашмянскай турме.

В ночь с 23 на 24 июня 1941 года в ошмянской тюрьме произошёл массовый расстрел.

Отделение НКВД появилось в Ошмянах 2 ноября 1939 года. Его начальником стал старший лейтенант госбезопасности Григорий Семыкин. После него эту функцию выполнял лейтенант госбезопасности Василий Ершов.

Задержанные были помещены советскими службами безопасности в здании довоенной польской тюрьмы на улице Пилсудского, 60. Сегодня это улица Советская. Тюрьма была огорожена высоким забором. Рядом с тюрьмой находилось здание бывшего уездного староства. Сейчас там работает Центр детского и юношеского творчества.

По воспоминаниям Эдварда Новосельского, арестованного в декабре 1939 года, в камере находилось 72 заключенных, хотя рассчитанны они были на восемь человек. Чтобы сходить в туалет ночью, нужно было ходить на ногах, руках и головам.

Из переполненного туалета под лежащих людей текла моча. К плохим санитарным условиям добавлялся голод.

Самому молодому заключённому было 17 лет

На второй день после нападения Германии на Советский Союз, 23 июня в 10:00, тюремный персонал отвёл заключённых во двор, где они начали делиться на группы. Вечером около 60-100 заключенных были отделены от остальных и доставлены в камеру №3. Список их фамилий неизвестен. Большинство из них были жителями бывшего Ошмянского района, которые называли себя поляками. Самому младшему из них было 17 лет.

Охранники стали вызывать заключённых из камеры № 3 по фамилии, по одному или двум за раз. Тем, кто был вызван, велели забрать свои личные вещи, так как они должны были быть эвакуированы в другую тюрьму или освобождены.

На самом деле их руки связывали колючей проволокой, в некоторых случаях их затыкали рты, а затем доставляли в подвал соседнего здания бывшего староства.

Там убивали выстрелом в затылок. По мере заполнения подвала телами убитых, энкэвэдисты отходили ближе к выходу.

«Я смог заметить, что заключённые, которых вывели из камеры передо мной, уже лежали мёртвыми на полу в глубине подвала. Меня привели глубоко в этот подвал и в какой-то момент выстрелили сзади. Я почувствовал трещину шейного позвонка и боль и кровь, стекающие по моей шее. Однако я не потерял сознание и даже кажется, что продолжал стоять. В свою очередь, я помню, что сотрудник (я не знаю, какой) приставил пистолет к моему виску и выстрелил. Я видел только проблеск и потерял сознание. Затем они в третий раз выстрелили мне в спину. Когда я пришел в сознание, оказалось, что я находился в больнице в Ошмянах», – вспоминал Поликарп Страшицкий, заключенный в тюрьме в Ошмянах.

За протест убивали с особой жестокостью

Заключённые, которых доставили на место казни, вели себя спокойно. Сначала они не знали об угрозе, а затем не видели шансов на успешное сопротивление. Однако Вацлав Алехнович и Адольф Лапушевский, каждый в разное время, напали на конвой.

Взбешённые охранники в ответ на это убили их с особой жестокостью, выкололи или выжали им глаза.

Но это сопротивление не было напрасным. После драки Лапушевского с конвоем охранники вернули заключенного, который следовал за ними, Болеслава Новика, обратно в камеру. И позже не вызывали его во второй раз. Казни продолжались до рассвета 24 июня. Заключённые, слыша звуки выстрелов, поняли судьбу тех, кого увели.

Один из заключённых. Фото предоставлено автором.

В это время жители Ошмян, обеспокоенные судьбой родственников и друзей, начали собираться у тюрьмы. Один из них крикнул охранникам, что немцы уже в городе. Это имело хороший результат, поскольку энкавэдисты начали бежать в панике. Оставшиеся в живых заключённые сломали двери камеры и скрылись с помощью мирных жителей. Чуть позже группа офицеров во главе с главой местного НКВД вернулась в тюрьму. Энкавэдисты не пытались найти беглецов и эвакуировались из Ошмян.

Убийство заключенных в Ошмянах – самопроизвол

Источники предоставляют разное количество жертв расстрела. В отчете о расстреле тюрем в Белорусской ССР, написанном 3 сентября 1941 года заместителем начальника Управления НКВД по тюрьмам государственной безопасности лейтенантом Апалевым, говорится, что 30 заключённых были расстреляны. Свидетели утверждают, что в подвалах были найдены тела 52 жертв и пяти тяжело раненых заключенных. Из раненых трое выжили, один погиб, судьба пятого не установлена. 24 тела были опознаны. Также было установлено, что двое учителей из Ошмяны были среди неопознанных жертв. Сообщается, что решение об убийстве заключенных было принято комиссаром Клименко и его заместителем Авдеевым.

Убийство узников ашмянской тюрьмы было произвольным. Только 24 июня 1941 года нарком внутренних дел Берия приказал региональному отделу НКВД расстрелять всех политзаключенных, содержащихся в западных регионах СССР, эвакуация которых внутри страны была невозможна.

Теперь можно идентифицировать только 22 убитых и двух выживших заключенных.

 

  1. Аляхновіч Вацлаў – Ашмяна, рабочы
  2. Багдановіч Міхал – Белянішкі, гміна Ашмяна, перажыў экзекуцыю
  3. Ваўжынец Станіслаў (Сасцін/Сусцін Ваўжынец) – Ашмяна
  4. Загарэнка (Захарэнка) Гедэон – Ка – менка, гміна Гальшаны
  5. Захарэўскі Раман – Жынкоўшчына, гміна Гальшаны , фермер
  6. Златагурскі Юзаф – Ашмяна
  7. Казакевіч Ян – Граўжышкі
  8. Карчэўскі Юзаф – Бянюны, гміна Гальшаны, войт
  9. Краўчонак Міхал – Ашмяна, працаўнік бровара
  10. Лапушэўскі Адольф – Ашмяна, працаўнік бровара
  11. Ластоўскі Баляслаў – Юркішкі, гміна Граўжышкі
  12. Макрыцкі Антон – Гальшаны, ветэрынар
  13. Марчык Мар’ян – Маркінента, гміна Гальшаны, млынар
  14. Масальскі Вітольд – Плебаньцы, гміна Гальшаны, легіянер
  15. Міцкевіч Крыштаф – Павішні, гміна Ашмяна, фермер
  16. Навасельскі Уладзіслаў – Нарушоўцы, гміна Гальшаны
  17. Навіцкі Зыгмунт – Ашмяна, староста
  18. Нарковіч (Наркевіч) Вітольд – Суглобішкі, гміна Гальшаны
  19. Ракоўскі Баляслаў – Ашмяна, працаўнік ашмянскай пошты
  20. Раманоўскі Антон – Гальшаны/Лабы, гміна Гальшаны, уладальнік крамы
  21. Рэкуць Баляслаў – Вельбутова, гміна Граўжышкі
  22. Страшыцкі (Сташыцкі) Палікарп – Малышкоўшчына, гміна Гальшаны (перажыў экзекуцыю)
  23. Цюкша Эдвард – Біюцішкі, гміна Гальшаны
  24. Эйгерд Францішак – Каралінава, гміна Гальшаны.

Возможно, среди убитых были: Цэзарий Эйгерд, фермер из Королиново Ольшанской гмины; Николай Мороз, дорожный техник из Ольшан.

Точное количество погибших в братской могиле неизвестно. Некоторые из убитых были похоронены родственниками. Пять человек были похоронены в Ольшанах на кладбище, двое в Гравжишках и один в Богданово.

• Тэкст даступны на мове: Беларуская