Аляксей Віршыч, Вераніка Курбаева, Кацярына Надуліна-Згірская. Фота аўтара.

В апреле вся Беларусь узнала о Воложине благодаря волонтерам. Движение помощи больным и врачам поддержало большинство жителей Воложина.

Я встречаюсь с волонтерами, которые начали это движение. За столом – бухгалтер и кондитер Екатерина Надулина-Згирская, продавщица Вераника Курбаева, и айтишник Алексей Виршич.

Все началось с рецепта для мамы

Все началось с того, что Вероника пошла в больницу, чтобы выписать рецепт для своей мамы. В очередь поступило сообщение в родительском чате viber: «Срочно-срочно собираем деньги для больницы».

– Я простой человек, пошла к заведующему и спросила, что нужно? Заведующий говорит: ничего не нужно.

Вероника написала об этом в чате, но с ней начали спорить. Все знали, что родильное отделение местной больницы уже было преобразовано в инфекционное отделение. Вероника вернулась к заведующему:

– Люди волнуются, ходят разные слухи, если что-то нужно, скажите, – настаивала она.

Вероника Курбаева. Фота автора.

Заведующий ответил, что он узнает, нужно ли что-нибудь, и скажет об этом. На следующий день он позвонил, сказал, что нужны полотенца, кремы. Список был опубликован в местном сообществе в социальных сетях. Начались звонки и сообщения.

– Я выпускала телефон только ночью. В магазине, где я работаю, все было забито пакетами. Из больницы отправляли список предметов первой необходимости. Волонтёры всё покупали и отвозили.

– Возьмите те же сушилки. Отопление уже отключено, и после стерилизации негде было сушить вещи, – говорит Вероника и добавляет: – Даже с деньгами, многие вещи было негде купить.

Успех – во взаимодействии местной власти, волонтеров и врачей

Пик работы пришелся на апрель. Позже медиков, которые жили в здании круглосуточно, стали выпускать домой. И они сами покупали кремы, мешки для мусора. Тогда активисты сосредоточили свои усилия на тех, кто работает навыезде.

– У них смена от шести до восьми часов, и все время в полном обмундировании. Помогали с водой, канцелярией, покупали батончики для врачей, чтобы могли перекусит в дороге, – рассказывает Вероника. – Мы не пытались обеспечить всех, но хотели морально поддержать их.

Интересуюсь, как врачи реагируют на их деятельность.

Алексей Виршич. Фото автора.

– Сначала не все верили в нас, – говорит Алексей. – Многие уже слышали о деле врачей. [В мае шесть врачей были осуждены за взятку по «делу врачей» (примечание автора)]. Они боялись. И мы боялись. Но в результате получилось взаимодействие между больницей, властями и нами. Тогда все стало легко. Нужно что-то? Пожалуйста. Многие представители местной власти сами помогали нашей инициативе как рядовые граждане при условии анонимности.

Вероника говорит, что следила за работой минской группы ByCovid19 в Интернете:

Инстаграм Вероники и реакция друзей на выложенную грамоту от райисполкома.

– В Минской группе читаю: активисты звонят в какую-то больницу, что-то предлагают. А там отвечают: нам ничего не надо. А наш заведующий не побоялся сказать, что нужна помощь.

Во взаимодействии местных властей и активистов видит секрет успеха и Алексей:

– Хорошо, что местные власти не мешали.  Мы работали с одной командой вместе с заместителем председателя исполнительного комитета и главврачом. Позже нам были вручены дипломы и опубликовано несколько статей в прессе.

Все трое активистов  занимались волонтёрством в свободное от работы время. Интересуюсь, как их работодатели отреагировали на это. Оказалось, что всех поддерживали. И некоторые помогали инициативе.

Верить ли официальной статистике

Я спрашиваю, верят ли активисты в официальную статистику. Девушки отрицательно  качают головами. Екатерина уточняет:

– Я не верю. Даже если официальная статистика точна, она привязана к количеству тестов. Было проведено 10-15 тысяч тестов, среди них найдено 900 положительных случаев. И на самом деле таких людей может быть тысячи. Особенно слабой является вера в количество смертей.

Екатерина Надулина-Згирская. Фота автора.

– Низкая статистика заболеваний позволяет людям расслабиться, – говорит Вероника.

– Статистика нужно считать тогда, когда все закончится, – говорит Алексей.

Какова сейчас ситуация с вирусом в Воложине?

Вероника:

– У нас нет информации. Это как медицинская тайна. Большинство пациентов в больнице не местные. Их привезли и забрали. Местных это мало касается.

Интересуюсь, есть ли выгорание среди волонтёров? Алексей говорит, что все прошли через это. А Веронике и Екатерине пришлось пойти к психологу. Ведь наряду со стрессом коронавирус обострил и старые личные проблемы. Но Вероника отмечает, что открылись новые источники вдохновения:

– Я не думала, что буду счастлива от того, что кто-то принёс ведро защитных очков, или удалось найти дефицитный товар.

И самое главное – это поддержка земляков:

– В какой-то момент показалось, что Воложин – это отдельное государство. Поднялся действительно весь район. Помогали люди из Ивенца, Ракова,  соотечественников из Минска, которые не живут в Воложине 10-15 лет.

И с такой поддержкой, все проблемы решаюся.

 

 

• Тэкст даступны на мове: Беларуская