Браты Мамаі, Сяргей і Аляксандр.

В прошлом году «Рэгіянальная газета» печатала историю жизни и смерти Антона Мамая, который родился на Вилейщине и был подпольщиком в Залесье. Собирая сведения об Антоне, я узнал о партизанском связном, фронтовике Иване Мамае. Теперь предлагаю читателям историю жизни Ивана.

Заглянув в Трепалово, я узнал, что Иван Мамай во время войны потерял не только дом, но и всю семью. Поэтому, когда он вернулся с фронта, через какое-то время ушел за Вилию на Оленецкие хутора. Здесь сейчас живут его сыновья, Сергей и Александр. В Олянке я с ними и встретился.

Собрать полную информацию о трагической судьбе героя этой статьи, Ивана Мамая, одномоментно было просто невозможно. Пришлось навещать его родных несколько раз. Вот что они мне рассказали о своих предках, об их трагическом жизненном пути.

Как складывалась судьба братьев и сестры Ивана Мамая

Малая родина Мамаев – Вилейщина, деревня Трепалово, которая издревле входила в состав имения Ганута. Старший сын Ивана Мамая, Сергей (1947 года рождения), послужил мне главным рассказчиком и консультантом рода Мамаев. Дедушка Сергея Ивановича, Константин Дмитриевич Мамай, родился в 1886 году в Краснице Осиповичского сельсовета. Он в 17-летнем возрасте продолжил династию лесосплавщиков. А в 20, женившись, купил небольшой участок земли, заросший мелколесьем, в конце Трепалово, возле Вилии, на высоком берегу. Расчистив участок, тут же и построился. В семье в 1907 году на свет появился Александр, через год – Иван, а после – Сергей и Андрей. Последней родилась дочь Татьяна. Хозяин сплавлял лес по Вилии в Прибалтику, а хозяйка с детьми вела бедное хозяйство. На участке почти что ничего не хотела расти. Подрастая, ребята присоединялись к сплаву леса.

Константин Мамай с дочкой Татьяной.

В середине 1930-х годов, еще юношами, Сергей с Андреем вместе со старшими братьями включились в подпольную борьбу против польского господства. Они, занимаясь сплавом леса, выполняли задания подпольной организации КПЗБ (Коммунистическая партия Западной Беларуси). Братья Мамаи из Вилейки в Вильню доставляли советскую пропагандистскую информацию для печати. А оттуда привозили уже напечатанные политические брошюры и листовки с призывами в поддержку советского строя. В 1936 году польская разведка начала подозревать Сергея, Андрея и других сельчан в шпионаже в пользу СССР. Возникла угроза ареста. Поэтому Сергей с Андреем вынуждены были покинуть родину. Они ушли через заранее подготовленное «окно» на советско-польской границе, в районе пограничной с Логойским районом деревни Борки. Только переход тот закончился для беженцев трагедией.

Советское НКВД их, советских агентов, обвинило в шпионаже в пользу поляков. В результате Андрея Мамая арестовали в 1936 году, обвинили в контрреволюционной и вредной деятельности и расстреляли в мае 1938 года. Реабилитировали в 1960. Тогда же арестовали и Сергея. Его признали агентом польской разведки и приговорили к пяти годам лагерей. Реабилитировали в 1966.

Дочь Мамаев, Татьяна, пошла работать на пруды к местному пану Ежи Воловичу, где управляющим был Илья, тоже из Мамаев.

Ивана в 1924 году Вилейской призывной комиссией зачислили в 21 пехотный полк Войска Польского. Отслужив срочную службу, он вернулся в свое Трепалово, где и продолжил сплавлять лес. В начале 1930-х женился на девушке Зоське из деревни Капище.

Александр Мамай в Войске Польском.

А через какое-то время и его брат Александр, отслужив срочную службу в том самом полку, что и Иван, привел невестку, Юльку, в родительский дом. Места хватило всем.

Как начиналась Вторая мировая

1939 год принес жизненную напряженность. Если еще годом ранее разговоры о войне были редкостью, то сейчас о ее неизбежности говорили повсюду. Польские колонисты начали дешево распродавать свою землю и имущество и уезжать в глубину Польши. Пруды, на которых работали женщины Мамаев, пан Ежи Волович совсем дешево продал своему управляющему Илье Мамаю. А когда Германия 1 сентября того же года напала на Польшу, польская власть начала мобилизацию, под которую попал Иван Мамай. Мобилизованных довезли до Вильни. А там, переодев в обмундирование и вооружив, новобранцев начали готовить к войне.

Сначала было непонятным, почему под Вильней надо копать окопы и строить военные оборонительные укрепления, а не где-то там, под Варшавой, где идут бои с фашистами.

Но когда все было подготовлено, командир полка на построении открыл своим солдатам секрет, что полк ждет врага не с Запада, а с Востока. И что это не фашисты, а Красная Армия, которая собирается воевать против Польши.

Солдатам-белорусам дали возможность выбора. Те, кто не сумеет оказывать сопротивление красноармейцам, среди которых есть их братья по крови, могут сдавать оружие и уходить домой. Иван выбрал уход из полка. За сутки добрался в свое Трепалово. А на следующий день, 18 сентября, в Гануте объявилась новая, советская власть. Смена произошла без единого выстрела, не говоря о военных действиях, которых люди ожидали с большим страхом.

Мирная жизнь в этих местах продолжалась без насилия. Если не считать того, что у Ильи Мамая советская власть экспроприировала пруды, которыми Илья так и не успел нарадоваться. Пруды превратили в рыбхоз, а их бывшего уже владельца советы назначили заведующим этого хозяйства. Работать сюда пришли и Иван с Александром, так как сплав леса по Вилии остановился.

Настал 1941 год

Начали привыкать к новой власти, но наступил июнь 1941 года. С начала войны из Трепалово и окрестных деревень почти никто не попал на фронт. И уже 26 июня в Гануте, сменив советскую власть, оккупанты начали вводить немецкий порядок. И сельчане, чтобы выжить, вынуждены были ему подчиняться. Первый год под оккупацией прошел более-менее спокойно. Деревня из семи подворий не очень привлекала немцев.

Неспокойная жизнь для Мамаев началась с 1942. Весной Иван с братом Александром, проезжая на лошади по лесу, заметили, что на сосняке висит парашют. На стропах качался мешок. Мужчины спилили дерево, парашют собрали и спрятали под кучей хвороста. После взвалили груз на воз и поехали в деревню. Находку оставили в своей бане. Вечером, распаковав мешок, поняли, что груз, скорее всего, принадлежит советским диверсантам.

Сухари, соль, махорку, крупу можно было смело брать. А что делать с рацией?

Спрятать – немцы найдут, расстреляют. Выбросить в Вилию? Узнают советские диверсанты и тоже расстреляют. Решили отвезти мешок обратно в лес. Чтобы находку было легче доставить, половину провианта оставили себе.

Не успели потушить лучину и взять груз в руки, как в баню ворвались вооруженные люди в зеленой одежде. Они по-русски спросили, развязывали ли братья мешок. Услышав, что не успели, военные приказали молчать и предупредили, что через какое-то время вернутся. После ушли из бани вместе с мешком.

Как-то вечером в дверь постучали. Когда зашли в дом, Иван среди ночных гостей узнал в одном мужчину из бани. Гости без наглости попросили чего-нибудь перекусить и ополоснуться в бане. Хозяин разрешил. За ужином выяснилось, что гости – советские разведчики-диверсанты. Мешок с грузом принадлежал им. Только получилось так, что братья раньше хозяев нашли находку. Диверсанты заметили их и проследили, куда увезли мешок. После застолья и договора о сотрудничестве гости ушли.

Как погибла семья Мамаев

После Александр пошел в партизанский отряд имени Ворошилова, Иван стал связным этого отряда, а их дом – подпольным пунктом. Через Ивана передавали данные другие связные, в том числе и Алеся Мамай, и ее невестка Валентина. Иногда ночные гости приходили к Ивану, чтобы помыться в бане и попользоваться рацией, которая хранилась под полом. Резон и погубила семью Мамаев. Спаслась только родная Иванова сестра.

А причиной гибели семьи стал донос какого-то предателя и найденные немцами батарейки от рации, выброшенные партизанами в банную печку. 29 ноября 1942 года на Трепалово нагрянули немцы. Иван был по делам в деревне Мамаи. А все остальные были дома. Тогда и заметили на подъезде к деревне немцев на мотоциклах и власовцев на подводах. Сельчане начали разбегаться.

Мамаи приказали женщинам с детьми и деду Кастусю убегать из дома через подворье на Вилию. Чтобы задержать немцев, Александр скрылся на подворье. А сестра Татьяна с двоюродным братом Владимиром двинулись к прудам. Немцы заметили их и начали догонять. Но те убежали, спрятавшись в тростнике.

Владимир Мамай.

На следующий день Иван и Татьяна с Владимиром вернулись в деревню. Им стало известно, что Александр встретил немцев автоматными очередями. Но немецкий снайпер смертельно ранил Александра, а каратель с красно-сине-белой повязкой дострелил его.

В бане фашисты нашли Ивановых родных. Вывели оттуда Зосю и Юлю, жен Ивана и Александра. А деда Константина с четырьмя девочками-внучками сожгли вместе с баней на глазах у мам.

На пепелище Иван нашел только красные бусинки дочери.

После русскоязычные каратели в немецкой форме с красно-сине-белыми шевронами арестовали сестру Владимира, Нину. И вместе с Зосей погнали вроде бы на допросы в Вилейскую тюрьму. Но, как выяснилось, до тюрьмы их не довели. Весной 1943 на берегу Вилии нашли останки женщин.

После трагедии Иван построил землянку в лесу и жил там. Переправлял партизан через Вилию, передавал им данные связных

В июле 1944 года, когда на Вилейщине и Сморгонщине уже не было немцев, Иван сначала подался к родным в Красницу, затем – в Трепалово к двоюродному брату Владимиру. Мужчины двинулись в Вилейский военкомат. 17 июля 1944 года их направили в 132 стрелковый полк Второго Белорусского фронта стрелками. Штурмовали Кенигсберг, форсировали Одер. Иван был дважды ранен, имел медаль «За победу над Германией», а Александр награжден орденом «Великой Отечественной войны 1-й степени», медалью «За отвагу». С войны Иван вернулся осенью 1945 года, а Владимир, с орденом и без руки, летом.

Появилась новая семья

Иван поселился в своей землянке, работать пошел на пруды. Через год на месте сожженного фашистами родительского дома поставил сруб, распахал землю.

Иван Мамай.

Неожиданно жизнь изменилась. Как-то однажды Иван пожаловал к кузнецу Анопу в Оленец серп подправить. Кузница находилась у дороги Сморгонь-Молодечно. В кузнице Иван встретил когда-то зажиточную крестьянку Нину Мейсак (Гисич) с Оленецких хуторов. Мужа ее немцы замучили за связь с партизанами. Женщина растила троих детей одна. Пришла в кузницу просить помощи по хозяйству. Кузнец посоветовал Ивана. Не успел Иван с хозяйкой ступить на подворье, как навстречу с криком «Папочка!» бросился сын Нины Ванька. Так и остался Мамай на этом подворье. Отдал свой недостроенный дом в Трепалово семье сестры. Попытался возродить хозяйство Мейсаков, но 1949 год внес свои изменения.

Нинина 17-гектарная земля с постройками и инвентарем отошла под колхоз.

Иван пошел работать в Залесье на железную дорогу, где отработал до пенсии. К троим Нининым детям добавились еще трое совместных. В 1957 году Нина умерла от туберкулеза. Иван сам вырастил шестерых хороших детей. Умер в 1996.

Потомки Ивана Константиновича и Нины Ивановны чтят память своих родных. Когда младшая внучка Екатерина ходила в школу, написала сочинение о трагической истории своей семьи.

• Тэкст даступны на мове: Беларуская