Сям'я Стасілевічаў. Фота Настассі Уткінай.

В семье Анастасии и Ярослава Стасилевичей 22 января родилась четвертая дочь – Николь-Мария. И они уже настроены, что вскоре появится и пятый ребенок. Как молодая семья совмещает воспитание детей и отстаивание гражданской позиции, читайте в нашей статье.

Стену над диваном в гостиной Стасилевичей Ярослав разрисовал пейзажем замка. Девочки также присоединились к творческому процессу и помогали папе. Как шутит Анастасия, даже фломастеры подобрали в цвет. Стоит фортепиано – музыкант в семье Настасья. На кухне хозяйка ставит торт, который испекла сама. Девочки подходят к столу и угощаются кусочками с разноцветными бусинками, пока взрослые дают интервью.

«Я пойду погрущу»

– С одним ребенком сложнее, чем с четырьмя, – делится Анастасия. – Не знаю, как это работает. Наверное, когда родился первый ребенок, не имеешь опыта и привык жить для себя. Все твое время в твоем распоряжении. Если небольшая разница между детьми, ты еще не успеваешь снова почувствовать вкус свободы, тебе проще. А нам еще дети золотые достались.

Мать добавляет, что даже золотые дети всегда найдут, из-за чего поссориться:

– Едем в машине, одна говорит: «Моя луна!», вторая: «Нет, моя!» Луну на небе делят! Когда выбираемся на улицу, собираться можем час – одна оделась, вторая уже разделась. Еще же девочки – не хочу эту шапку, а эти перчатки не подходят. Потом скатываемся с пятого этажа. Одна из причин, почему свой дом хотим – чтобы с первого этажа выкатываться. Жизнь у нас бурлит. Я понимаю, что сейчас у меня такой период, что я воспитываю детишек, и в этом мое призвание.

У каждой девочки свой характер. Мама заметила особенности характера с первых месяцев по тому, как дочери реагировали на еду и начинали усваивать новые навыки.

– Старшая может сказать: «Я пойду погрущу». Идет, одна в комнате побудет, возвращается – все, погрустила. Фабиана если скучает, то громко, все должны слышать. А Гвинет если обидится, то и на ручки не пойдет. Очень умные дети, так ловят реакцию взрослых. Родители не раз говорили в детстве, что воспитывать нужно не детей, а самих себя, ведь дети все копируют.

Сами из многодетных семей

Анастасия родилась старшей среди семерых детей – четыре девочки и три мальчика. Ее мать работает медсестрой, папа – сторож. Приходилось быть самостоятельной – самой ходить в школу и кружки, помогать ухаживать за маленькими. Это дело девочке не очень нравилось, хотелось ходить на различные занятия, секции. Вкус материнства она ощутила на своих детях.

В семье Ярослава четверо детей – два мальчика и две девочки. Ярослав родился вторым. Мать получила химическое образование, отец – инженера-электрика. Сейчас мать занимается садом в доме отдыха.

Молодая пара познакомилась в церкви. Когда поженились, Анастасии было 19 лет, а Ярославу – 24.

– Когда я родила старшую дочь, внутри как будто что-то проснулось. В девять месяцев она начала ходить и не давалась обниматься, а мне так обидно было.

– Это только старшая не любит объятия, – уточняет Ярослав.

– Я родила три недели назад и понимаю, что я еще пойду в роддом.

– Первого мы ждали мальчика, и по ультразвуковому исследованию показывала мальчика. А получилось четыре девочки. Пока что.

Как выбирали имена

Старшую дочь Стасилевичи назвали Лигия, ей сейчас четыре с половиной года. Вторую – Фабиана, ей два с половиной года. Третьей, Гвинет, полтора года.

Четвертой девочке досталось двойное имя, и вторая его часть – в честь Марии Колесниковой. Так в семье появилась и Николь-Мария.

Имена дочерям выбирал Ярослав. Критерии были такие: такого имени не должно быть ни у кого из знакомых, чтобы все начинались с другой буквы, и чтобы не сокращались. Врачи говорили, что дочь родится в 2020 году, но получилась чуть позже.

– Все роды проходили очень хорошо и легко. Шла как на праздник. А в роддоме все знакомые. И шутили во время родов, когда казалось, что совсем неудобно шутить.

Что с жильем

Стасилевичи живут в трехкомнатной квартире, которая досталась от родителей.

– Мы стояли на очереди на жилье, она подошла в мае, – рассказывает хозяин. – Но тогда ничего не строилось, и быстро закончилось финансирование.

– Мы заинтересованы в покупке дома. С детками это лучше. По законодательству мы это можем, но сейчас банк не выдает кредиты.

Работа и увлечение

Анастасия вышла замуж, когда окончила Молодечненский музколледж по специальности домра. Устроилась воспитательницей в садике, отработала полтора года. Просим рассказать, как это было, но разговор перехватывает муж:

– Давайте я вам расскажу о работе воспитательницей. Это какая-то каторга! Утром отвожу ее на работу, еду на свою работу, возвращаюсь домой, Настя еще на работе. Часов в 6, 7 вечера, а бывало и позже, забираю ее с работы. Там больничные, замены. Однажды еще взяла какую-то работу домой проверять. И за это зарплата была 200 рублей с чем-то!

Анастасия осенью завершила курсы парикмахеров и в своих социальных сетях демонстрирует различные прически, которые может сделать.

– Прически стали интересны еще когда в колледже училась, а подопытными были мои сестры.

– Когда на сутки попал, Насте нужно было доучиваться на курсах в Минске. Очень волновался, чтобы бабушки справились и смогли отпустить.

Торт Настасья приготовила сама.

Еще женщина готовит кондитерские изделия – некоторые даже заказывают их для себя.

– Люблю порадовать своих любимых сладеньким. Нигде этому не училась. Просто дома же надо чем-то заниматься. Я не могу сидеть на месте. Сначала была пара капризов – сливки перевзобьешь, выльешь, переделываешь. Но научилась. И всем нравится – и деткам, и мужу, да и я люблю сладкое к кофе.

Ярослав после армии пошел работать плотником на стройку. Зарплаты стали маленькие, поэтому сменил работу. Сейчас занимается бытовой химчисткой диванов и ковров.

Также мужчина получил образование в Теологическом институте христиан веры евангельской, планирует продолжить учебу в магистратуре.

– Мой отец стал пастырем в 30 лет, теперь он заместитель епископа по Минской области. У нас нет такого деления на прихожан и священников. Пастырь – личность, имеющая авторитет. Им становятся не потому, что назначили, а потому, что сами прихожане приняли.

Книги для многодетного отца

Ярослав любит читать. Из последнего прочитал «Общество потребления» Бадрияра:

– Три сотни страниц, что мы неправильно потребляем, что вокруг одно потребление. Ну на самом деле это не так. И как нужно правильно потреблять? Ответа не нашел. Но надо было прочитать, на эту книжку так много ссылаются.

– У Ярика такая черта – когда начал читать книжку, даже если не нравится, дочитает. Когда проводим семейный вечер, обычно читаем детские книжки. Можем сходить погулять или, например, в детский центр – дети попрыгают, родители отдохнут.

Что изменилось в 2020 году

– Когда вы поняли, что в 2020 году все изменилось?

– Когда увидел цепь солидарности возле костела, – рассказывает Ярослав. – Перед выборами не верил, что будет подъем. Думал, будет, как в 2015 году. Когда кто-то возмущался, что Бабарико не зарегистрировали, думал – конечно, не зарегистрировали, что тут удивительного, так всегда же было. Северинца посадили – на каких выборах его не садили? После 9 августа отключают интернет. Поставил на следующий день VPN, листаю ночью телеграм-каналы и вижу, что происходит. Потом начали появляться свидетельства о насилии – милиция себя и раньше жестко вела, но такого не было никогда.

В один из следующих дней еду по городу и вижу, что возле костела стоит цепь солидарности. Думаю, ну раз в Молодечно вышли, дело серьезное. Говорю жене – ну все, достаем флаг.

– Я запомнила один из первых дней после выборов. Смотрим фильм, думаем, ничего же все равно не будет. И тут заходим в интернет и видим, что в Минске делается. Фильм прошел фоном.

– Помню, когда молодечненцы шли передавать петицию в исполком. Навстречу ехала милицейская машина, увидели толпу, развернулись и поехали. Был момент.

Муж попадает на сутки, а ты беременна и мать троих детей

Ярослава задержали 23 сентября на Молодечненской площади во время протестной акции по случаю инаугурации. Суд постановил, что мужчина нарушил статью 23.34 «Нарушение порядка и организации массовых мероприятий» и назначил наказание в виде ареста на семь суток. Молодечненец вину не признал.

– Дети были целый день дома, надо было их выгулять, – вспоминает 23 сентября Анастасия. – У меня уже и планы были на вечер, покупки распланировала. Они говорят, если будете сопротивляться, применим силу. Понимаю, что детям в машине это видеть не надо.

– Милиционеры мне такие – мы отпустим, установим личность только. Понимаю – ага, как же.

– У меня же ни водительских прав с собой, ни очков, сижу в машине с тремя детьми, они кричат. Старшая кричит: «Куда эти дяди с палками, которые бьют людей, забирают нашего папу?» Она потом и перед сном постоянно: «Где папа?» Я сказала, что папа в санатории, потому что платить все равно придется. Понимаю, что за руль не сядешь – остановят на повороте, еще права заберут. Да и в таком состоянии, и живот схватило. Потом у меня еще был страх даже погулять. Ясно, что ничего ужасного не случилось – вернулся целый, здоровый, но снова попрощаться непросто.

Морально было трудно, что ничего не знаешь о нем, не можешь позвонить своему родному человеку в своем же городе в то время, как можешь по видео с другими странами связываться. В суде увидела, что целый, ну нормально. Было страшно, что бить будут.

23 сентября на центральной площади в Молодечно. Фото Анастасии Уткиной.- Задерживал Турович, он представился, – вспоминает Ярослав. – Отвезли в отдел. Дали бумагу подписать, что обещаю больше не нарушать правопорядок. Говорю, «больше» давайте зачеркнем, потому что так я якобы соглашаюсь, что нарушал. Со мной в один вечер задержали и Дениса Енина. На следующий день сначала был его суд, а я ждал очереди. Милиционер со мной разговаривает, говорит, что видел, что мы, глупые, лезем просто так, а там были провокаторы, которые работают за деньги. Якобы этот провокатор ходит кругами, а как толпа утихает, заходит в центр, крикнет: «Жыве Беларусь!» и раскочегаривает толпу.

– В милиции мне о суде ничего не сказали, в суде ничего не вывесили, – добавляет Анастасия. – Потом люди начали под судом собираться, так сообщили, когда заседание.

– И вот Енин выходит из суда, садится на скамейку, – продолжает Ярослав. – А скоро будет мое заседание, ко мне куча людей пришла. По словам Енина, тогда милиционер сказал ему обо мне: видишь, к нему и журналисты пришли, и адвокат, он проплачен, а ты, дурак, полез ни за что.

В изоляторе Стасилевича посадили вместе с Ениным.

– Когда сидел, родственники из Минска пиццу заказывали для беременной жены. Первые сутки были без чая, без ничего отсидели. Потом к нам подсадили бывалого, не досидел сутки. Он с сумками зашел, с колбасой, вермишелью, угощал всем. С чаем веселее было. В изоляторе читал «Как быть стоиком». Еще Настя передала «Граф Монте-Кристо», но ее больше Енин читал.

– Бабушки в это время мне очень помогали с детками. Моя мама говорила, что как увидели коллегу-реаниматолога, которого силовики избили на площади в Молодечно, то очень испугалась. А когда Ярика забрали, возмутилась.

Нас все поддерживали, и это очень помогло.

• Тэкст даступны на мове: Беларуская