Вучні 11 класа.

Во время нынешней вступительной кампании белорусские абитуриенты смогут поступать в российские высшие учебные заведения, не сдавая единый государственный экзамен. Для поступления нужно лишь предоставить результаты белорусского ЦТ. Российские учреждения могут проводить дополнительно внутренние экзамены для абитуриентов.

Такая ситуация может побудить еще большее количество абитуриентов поехать учиться в Россию. Почему это может привести к серьезным последствиям, рассказывает политолог Ольга Харламова:

– Обратите внимание, как активизировались российские вузы в Беларуси. У нас есть несколько филиалов российских вузов, и они не подчиняются белорусскому Министерству образования. Под белорусское законодательство они попадают по налогам. А вот под идеологическую часть – нет. Сами формируют программу и приглашают учиться наших абитуриентов в том числе бесплатно. Постоянно повышают квоты со стипендией и перспективами для белорусских граждан.

Эксперт отмечает, что это происходит на фоне событий в белорусских вузах – увольнений, непродления контрактов, непонятной ситуации с ЦТ.

– На встрече в Сочи среди прочего Путин сказал, что очень рад, что белорусские абитуриенты выбирают российские вузы, – добавляет эксперт. – Завлекание в российские вузы – еще один шаг интеграции с Россией. По итогам нынешней кампании Минобразования увидит последствия таких событий. Белорусских школьников приглашают участвовать в российских Олимпиадах, включая наших учителей. Внешне это выглядит безобидно, но последствия – вымывание мозгов и перспективных детей из Беларуси.

Если дети уезжают учиться в Россию, вероятность, что они вернутся, близка к нулю. Даже из Польши больше вероятность, что вернутся, чем из России.

“Люди шугались, когда видели орла на обложке диплома»

Теорию политолога о том, что вернуться после учебы из Польши больше шансов, чем из России, мы попросили прокомментировать молодечненку Александру Парохню, которая завершила магистратуру в Варшавском государственном университете:

– В Беларуси преподаю польский язык. Год не была в Польше, сейчас как раз ходила к врачу. Так даже волновалась, что язык давно в жизни не практиковала, поэтому неточно опишу ситуацию, меня не поймут.

Остаться же в России проще хотя бы в плане языка.

После учебы в Варшаве у молодечненки была возможность остаться и работать. Еще во время учебы она начала подрабатывать в организации, которая занималась международными образовательными проектами.

– Там был прекрасный коллектив, и я спокойно могла остаться. И это была бы не работа на кассе в дешевом сетевом магазине или сбор клубники, а творчество, саморазвитие – короче, не лишь бы какая работа, чтобы просто зацепиться за страну.

Но женщина после учебы решила вернуться в Беларусь. Она так объясняет причину:

– Большую роль в моем возвращении сыграло то, что перед отъездом имела позитивный опыт работы в Беларуси. Я работала журналистом и чувствовала важность своей работы – что своими текстами могу привлекать внимание к проблемным темам, могу помочь тому, кто в этом нуждается – хоть и на локальном уровне, но ведь это невероятно важно. Мне было очень трудно бросить работу и снова стать студенткой. Второй важный момент – в Беларуси у меня были «мои» люди. Родные, друзья, единомышленники, готовые поддержать мои идеи и начинания. Эти люди – и есть мой дом. Конечно, с ними можно было бы поддерживать связь и из зарубежья. А вот убирать мусор, озеленять двор, организовывать фри-маркет, сидеть в кафе и придумывать новое – нет. Да, за рубежом я тоже нашла «своих» людей.

Но если у меня есть выбор – озеленять двор в Варшаве или соседний двор в Молодечно, я выберу второй вариант, пусть простят меня мои прекрасные польские друзья.

Женщина не пыталась устраиваться в Беларуси с польским дипломом. Он узконаправленный специалист по Балканским странам. Такой специалист может быть интересен учреждениям образования или дипломатическому корпусу. Но с такими структурами Александра пока не хочет связывать карьеру.

– Белорусские друзья, оказавшиеся в подобной ситуации, говорили, что в государственных учреждениях люди шугались, когда видели орла на обложке диплома. Сразу возникают подозрения – что не так с человеком, если он окончил польский ВУЗ и приехал к нам? Почему не остался? Нормальные так не делают, только какие-то с прибабахом. А вот частные учреждения и фирмы чаще позитивно реагируют на зарубежное образование.

Связи между Балканскими странами и Беларусью очень слабые. Поэтому молодечненка, чтобы не выпасть из контекста, читает книги балканских авторов, смотрит иногда фильмы на сербском языке, следит за новостями из Балкан.

– Единственное применение образования, которое я пока нашла, – переводить сербскоязычных авторов на белорусский язык и знакомить с ними белорусов. Но это только на уровне хобби. Еще регулярно умничаю в разговорах с друзьями, бросаясь фактами из истории Балкан.

Но если у тебя иностранный диплом не балкановеда, а, например, художника или доктора, то, думаю, легче применить свое образование на практике.

Александра понимала, что специальность балканиста не будет очень востребованной и популярной, еще когда поступала:

– Вот то и привлекло, что это такая терра инкогнита, где много пространства для действий и развития. Надеюсь, что наступит время, когда мои знания пригодятся и в Беларуси.

• Тэкст даступны на мове: Беларуская