Фота Настассі Храловіч, 2013 год

27 марта милиция задержала 30-летнего жителя Вилейки. В нем узнали Андрея Селюна — брата-близнеца Павла Селюна, приговоренного к расстрелу в 2013 году за убийство жены и ее любовника, пишет «Наша Ніва».

Сообщалось, что во время личного досмотра у Андрея нашли газовый и сигнальный пистолеты, патроны, лазерную указку и складной нож. Сам парень на покаянном видео говорит, что купил этот набор через интернет, чтобы защищаться, а в митингах никогда не участвовал.

Его маме Тамаре 66 лет, она на пенсии. Вместе с сыном они живут в Вилейке. Андрея мать видела утром в субботу. Когда вернулась из магазина, сын уже куда-то уехал. А потом в тот же день приехала милиция.

«Сказали, что им из Минска позвонили, но мне пока никто ничего не объяснял. Может, вы знаете? Они только сказали, что он участвовал в митинге, и у них распоряжение проверить дом. Все вверх ногами перевернули. Милиция забирала флаги, какие-то ножики, книги. Нашли майку Павлуши с гербом «Погоня», но ее я не отдала», — рассказала Тамара «Нашай Ніве».

У Андрея, говорит она, немного друзей. Жениться еще не успел, работал в Минске.

«Он в политехе учился, на повышенной стипендии. Но как с Павлушей это случилось, не пошел на защиту диплома. Андрей окончил музыкальную школу по классу баяна. Музыку любит и понимает. Спортом занимается, крепкий парень. Читает много. И в общественном плане, конечно, тоже приучен был слушать то, что на пользу идет.

Я одна сыновей растила. У меня самой прогрессивные родители были, воспитывали в духе иметь свое мнение. Помню, маленькой слышала, как «Голос Америки» заглушали, а они слушали».

После расстрела брата Андрей долго не мог прийти в себя.

«Они все время вместе были. Еще на первых курсах когда приезжали домой, я уже слышу — радость, смех. Потом пойдут искупаться, на велосипедах покататься, в футбол погонять, — вспоминает Тамара и срывается на плач. — Я Павлушкин труп не видела, до сих пор не верю, что его нет…

Ко мне в районе такое отношение… «О, так ей и надо, справедливая». Ни соседи не помогли, никто. Милиционеры как только приезжали, соседи из дворов выглядывали, чем все закончится. Я вообще не верю в нормальные отношения — нашей семье всегда завидовали, потому что родители мои трудолюбивыми были».

Мать Андрея в растерянности из-за того, что нет новостей о сыне.

«Сейчас вот аппетита никакого. Надо хоть чая попить. И пойду работать — не знаю, за что браться. У нас большой участок, много работы. Да и по дому тоже. В прошлом году уже начали ремонт, потому что фундамент разваливался. Очень много работы, а когда нет рук, денег, то тяжело.

Я сижу дома одна. Вчера пошла в баню, чуть вымылась. Не могу спать. Я не выживу, нет сил никаких. Простите, я не могу».

• Тэкст даступны на мове: Беларуская