Фота забяспечанае Віталем Алексяёнкам.

Уже несколько лет уроженец Вилейки Виталий Алексеенок живет в Германии. Здесь он работает дирижером оркестра в Мюнхенском университете. А недавно в крупнейшем немецком издательстве вышла его книга о протестах на родине – «Белые Дни Минска. Наши мечты о свободной Беларуси».

Мы поговорили с Виталием о его первой книге, музыке, Германии и Беларуси, о родной Вилейке.

– Давайте сразу о книге. Расскажите, как она появилась? Откуда идея? Название?

– Названия предлагало издательство, а я только высказывал мнения. Книга вышла на немецком языке в одном из самых крупных издательств Германии S.Fischer Frankfurt. В немецком языке есть аллюзия на прежнее название Беларуси в Германии – Weißrussland («Белая Россия»). Большинство немцев до лета 2020 так называли Беларусь и думали о ней как о некой несамостоятельной части Российской империи. Но в подзаголовке написан правильный термин – «Belarus», чтобы всем было понятно: Беларусь – отдельная страна с отдельным названием. «Белые» также символы протестов августа, о которых я рассказываю, – браслеты и женские акции. Протесты с 12 августа – также светлые, так как начинались с утра. В отличие от темных протестов с насилием 9-11 августа, которые происходили ночью. Белая краска – символ чистоты и мира. А на фоне белого цвета кровь, которую пролила власть, дала новый контекст бело-красно-белым символам.

Виталий в Минске 16 августа 2020 года.

В книге я собрал хронику того, что происходило в Беларуси с начала пандемии и до осени 2020. много того, что белорусы видели своими глазами и что для нас понятно, немецкому читателю было совершенно неизвестно, так как Беларусь до августа 2020 оставалась для большинства иностранцев закрытой страной.

В книге также рассказываю личную историю и истории других людей, которые в 2020 году пережили сопротивление, насилие и солидарность. Идея создать книжку появилась не сразу. Весь август я был в Минске и не думал ни о чем, кроме того, что происходило. Но однажды решил: надо собирать свидетельства этих исторических событий.

Начал вести дневник, записывать мысли и переживания. Сам бы вряд ли решился на такую ответственную работу, как написание книги. Но вскоре получил предложение немецкого издательства S.Fischer и, подумав, согласился. На написание мне понадобилось где-то полгода.

– В век цифровых технологий вы решили издать бумажную книгу. Почему?

– Формат бумажной книги очень популярен в мире. Это отдельный объект, который можно приобрести и навсегда сохранить у себя. Но есть возможность приобрести книгу также и в электронном формате.

– Это ваша первая книга?

– Да. Когда-то в детстве я написал полторы книжки, но скоро их где-то потерял. А потом решил стать не писателем, а музыкантом.

– Первой читательницей «Белых дней» стала писательница и Нобелевский лауреат Светлана Алексиевич. Насколько вам важен этот факт? Что значит для вас личность писательницы?

– Мое издательство очень хотело, чтобы Светлана Александровна узнала об этой книге. Поэтому я познакомился с писательницей – сначала письменно, а потом и лично. Мы несколько раз встречались Берлине, где она сейчас вынуждена быть, говорили о книге, о Беларуси и наших людях. Для меня важно, что Светлана Александровна так отзывчиво и внимательно отнеслась ко мне и к моей работе. Несколько последних лет у меня дома стояло собрание ее произведений в переводе на белорусский язык, которое было инициировано Виктором Бабарико. А с тех пор, как я много лет назад прочитал ее «Чернобыльскую молитву», она является для меня символом правды, совести и искренности.

Несколько лет назад, когда приезжал в Беларусь, стал интересоваться нашей культурой, языком, историей. Начал больше читать по-белорусски и разговаривать.

– Поделитесь, что сказала Алексиевич о вашей книге.

– К моей большой радости, похвалила. Говорила, как важно было собрать хронику событий 2020 года и литературно ее обработать. Ей понравилась моя манера письма, и она посоветовала продолжать писать.

– А теперь вспомните вилейскую жизнь.

– Я родился в Вилейке и жил там до 17 лет, пока не окончил школу №4 (потом она стала гимназией №2). Уже почти половину своей жизни я не живу в Вилейке. Сначала поехал в Минск, потом учился в Санкт-Петербургской государственной консерватории, а потом уехал в Германию.

– Музыкой начали заниматься в родном городе?

– Да. Сначала учился на баяне, а потом – на тромбоне. Уже в 16 лет я знал, что стану музыкантом.

Приглашали учиться в Молодечненское музучилище (ныне колледж), но я решил поехать в Минск. Потом еще дальше – Россия, Германия… В общем, профессия музыканта – это немного кочевник, путешественник. Нужно ездить в другие города, страны, чтобы давать там концерты.

И в Германию тоже попали благодаря музыке?

– В 2016 году я уехал из Петербурга в Веймар, чтобы продолжить учиться на дирижера. Было интересно, но и тяжело. Немцы – другие. Я их уважаю, у них все работает хорошо, они очень профессиональны. Но разумеется, они не славяне, и какие-то культурные различия нужно было понять, адаптироваться.

Но культурный уровень здесь очень высок, и мне хотелось бы поделиться с Беларусью этим уровнем.

Виталий дирижировал во многих городах и странах.

– Значит, сравнивали белорусов и немцев?

– Да, конечно, очень часто. Раньше мне казалось, что различий гораздо больше, чем сходств. Но в последние годы я все больше начал понимать, что мы, белорусы, стоим где-то между россиянами и европейцами. У нас есть много качеств, присущих немцам: основательность, трудолюбие, простая человеческая искренность.

– Расскажите немного о той местности, в которой живете сегодня.

– Трудно рассказать об одной местности, так как я часто переезжаю. В Веймаре официально жил много лет, но работал в Мюнхене, очень часто бываю в Берлине… Могу сказать, что все города очень разные. В разных регионах Германии разная история, ментальность, разные диалекты.

За работой.– Как вам работается в музыке?

– Работаю дирижером оркестра Мюнхенского университета. А еще – фрилансер. Здесь это нормальное явление.

Работал в оперных театрах Европы – в Вене, Мюнхене, Барселоне, дирижировал в Италии, Польше, Швейцарии.

Наша профессия очень интернациональна. Музыка с юности стала для меня способом самовыражения, моим способом остаться искренним и честным с самим собой и с другими людьми.

Виталий: Музыка с юности стала для меня способом самовыражения.

– Как в Германии относятся к людям искусства, как оплачивают их труд?

– Мне кажется, если бы учителя музыки из Беларуси узнали, какая ситуация в Германии, у них был бы культурный шок. В любых музыкальных школах стоят лучшие рояли, инструменты очень хорошие и приобретаются часто. Знаете, человек может работать учителем в музыкальной школе один-два дня в неделю и зарабатывать на месяц жизни в Германии более тысячи евро.

Здесь понимают, какая это тяжелая работа. И понимают, что культура – это лицо нации, поэтому в нее нужно всегда инвестировать.

– Если честно, скучаете иногда по родине? Чего не хватает?

– Скучаю. Не хватает чувства дому. Несколько лет назад, когда приезжал в Беларусь, стал интересоваться нашей культурой, языком, историей. Начал больше читать по-белорусски и разговаривать.

Сейчас, когда в Беларуси почти сталинский террор, когда в стране иногда не работает закон, я все больше думаю о Беларуси, о наших людях, которые сейчас страдают. И насколько могу, помогаю. Книга – один из этих примеров.

Фотографии предоставлены героем публикации.

• Тэкст даступны на мове: Беларуская