Родныя Аляксея пасля першага судовага пасяджэння.

Сегодня в Молодечно начался суд над спортсменом, бойцом ММА Алексеем Кудиным. Судья — Ольга Дубовик. Гособвинитель — Жук. Пострадавшие — Константин Яндола и Андрей Зорин.

Кудина обвиняют в «сопротивлении сотруднику органов внутренних дел или иному лицу, охраняющему общественный порядок» (часть 2 статьи 363 Уголовного кодекса).

Во время установления личности подсудимого Алексей Кудин рассказал, что женат.

Имеет четверых детей — 12, 10, 8 и 4 лет.

До заключения под стражу работал ИП. Ранее не был судим.

В начале Кудин заявил ходатайство — прекратить уголовное дело в связи с примирением сторон. Яндола согласился, Зорин — нет. Не поддержал ходатайство и прокурор.

Согласно материалам дела, 10 августа прошлого года около 20.15 на Центральной площади в Молодечно Адексей Кудин ударил рукой по голове военнослужащего внутренних войск части 6713 прапорщика Константина Яндолу, от чего тот получил кровоподтеки и раны. Там же ударил рукой по голове сотрудника УВД Миноблисполкома Андрея Зорина, который также получил повреждения.

Алексей признал, что от его действий пострадали сотрудники. Но отметил, что не имел предварительного намерения сопротивляться.

Удары были не умышленными, а использовались как самооборона.

Что рассказал суду Кудин о событиях 10 августа

— Около семи вечера я вышел из дома посмотреть, что творится в городе, потому что интернета не было. Встретил друзей. Вместе пошли к кафе «Лагуна». Хотели выпить кофе и обсудить мой зарубежный турнир, который должен был скоро состояться. Встретили еще знакомых. После из парка вышли ребята и сказали, что на площади солдаты в особой амуниции, а люди стоят перед ними на коленях.

Мы решили сходить посмотреть. Ребята предупреждали, что многих задерживают. Но подумалось: мы же не преступники. На саму площадь пройти не удалось. Все было перекрыто. Были видны солдаты и люди на коленях перед ними. Символики не заметил. В то время на площади еще были люди, но не толпой, а компаниями. Сотрудники милиции говорили в рупор покинуть площадь.

Площадь была слева от меня. Я стоял лицом к торгово-экономическому колледжу. В какой-то момент услышал шум щитов и увидел, что ряд людей со щитами движется в нашу сторону, появились сотрудники в черной форме. Подошли ко мне и я подумал: «Неужели бить будут». Тогда я показал руки, что у меня ничего нет, и сделал шаг вперед. Хотел сказать: не трогайте своих, потому что думал, что это молодечненские милиционеры. Сделал шаг навстречу и почувствовал, что кто-то из сотрудников распылил баллончик.

Дальше было, как в спорте: действовал на инстинктах.

В себя пришел уже в парке. Снял майку. Насчитали шесть-восемь ударов дубинкой на спине. Были шишки на голове.

Первая мысль была: «За что?»

Кто конкретно его бил, Алексей не видел.Только помнит, как мелькнула дубинка в руках сотрудника в черном. От дубинки Кудин старался спрятать голову руками.

Обвинитель:

— Когда вы выставили руку, она прикоснулась к сотруднику милиции?

Кудин:

— Помню, что уперлась во что-то твердое: в каску или в дубинку.

— По улице Будавников пошел домой, — продолжает Алексей. — Взял машину, поехал в больницу показать повреждения.

Но перед пешеходным переходом у восьмой школы меня подрезали две машины и бросили светло-шумовую гранату. Начали кричать: «Работает СОБР».

После доставили в РОВД Молодечно.

Гособвинитель попросила Кудина прокомментировать, как так получилось, что от его действий пострадали сотрудники силовых структур.

— Возможно, это случилось в состоянии аффекта, не умышленно. Очевидцы потом говорили, что я защищался.

Если бы я целенаправленно ударил прапорщика, он бы гораздо больше пострадал. На соревнованиях ударом я выбивал людям по несколько зубов, ломал нос. И если бы я ударил кулаком Яндолу, я бы, как минимум, сломал ему челюсть.

С Зориным, по словам Кудина, произошло следующее: Алексей развернулся, чтобы уйти от ударов. Увидел, что на него идет сотрудник, и выставил руку, но без злого умысла. Было ли соприкосновение, не помнит.

За моральный ущерб Алексей Кудин заплатил пятнадцать тысяч рублей Яндоле и четыре тысячи Зорину.

На вопрос защитника, планирует ли Алексей, если будет возможность, выступать на соревнованиях под флагом Беларуси, спортсмен ответил:

— Да. Я всего добился под этим флагом. А в 2013 году меня награждал президент.

Из показаний потерпевшего Константина Яндолы

— 10 августа был направлен в Молодечно для обеспечения порядка. Был в форме со спецзащитой и спецсредствами. Команда направляться на площадь поступила днем. Имели приказ: не трогать женщин и детей. Мы были в цепи — военные и работники УВД.

Помню, как кого-то оттолкнул щитом и потерял сознание. Пришел у себя в больнице под капельницей.

На вопросы гособвинителя Яндола ответил, что спецсредства не применял, в его адрес оскорбления не использовались. Чтобы кто-то рядом распылил газ, он бы почувствовал.

Отметил также, что претензий к Кудину не имеет, но не понимает, почему тот не явился на первый суд и оскорбил его на видео в интернете. Требует публичного опровержения.

Ссылаясь на протокол предварительного допроса, в суде отметили, что Яндола говорил об обязательном газовом баллончике в спецобмундировании, который не используется без приказа руководства.

Тогда пострадавший уточнил: возможно, баллончики и были, но их точно не применяли.

Из показаний потерпевшего Андрея Зорина

— Мы стояли в строю, но не в цепи. Когда внутренние войска начали оттеснять толпу, меня сбили с ног. Я только успел подняться, и в этот момент меня ударил Алексей Кудин. Допускаю, что не ладонью, а кулаком. Ударил около рта со словами: «На, мент, получи». Потом я пошел к сотрудникам УВД, что были на площади справа.

Увидел, что один из военных в обмороке лежит на траве.

Фамилию того, кто его ударил, не называли. Говорили только, что это высокий, спортивный накачанный парень.

Зорин отметил, что из четырех тысяч, получивших в качестве компенсации от Кудина, две пожертвовал на лечение детей больных онкологией. А две оставил себе, но сколы зубов, которые получил после 10 августа, еще не лечил, так как не мешают.

— К Кудину я имею претензии и не верю в искренность его извинений, — добавил пострадавший.

В конце заседания Алексей сказал, что сожалеет о том, что назвал в видеоролике в интернете фамилии Яндолы и Зорина:

— У них все же дети, семьи. Я сделал это на эмоциях.

Суд продолжается.

• Тэкст даступны на мове: Беларуская